Александр Чернощекин: «За счет онлайна число кредитующихся клиентов в ПСБ выросло вдвое»

Старший вице-президент, директор дирекции среднего и малого бизнеса банка ПСБ Александр Чернощекин о потребностях малого бизнеса, революции в кредитном процессе и борьбе между банками и финтехом.
«МСБ и розница — важная составная часть стратегии банка»

— Какое количество клиентов из малого и среднего бизнеса сегодня обслуживается в ПСБ?

— Таких клиентов у нас более 220 тысяч. Количество клиентов в корпоративном бизнесе на порядок меньше, МСБ — это основа нашей клиентской базы. Не по суммам, конечно, но по количеству.

— Входит ли в планы банка увеличение числа клиентов из МСБ? И насколько этот сегмент в настоящее время приоритетен для банка?

— Мы планируем наращивать долю клиентов из этого сегмента. Конечно, глобальная цель ПСБ и одна из основных его миссий — это работа с гособоронзаказом, обслуживание потребностей армии, Министерства обороны. Но очень важной составной частью стратегии банка является именно обслуживание малого и среднего бизнеса.

— Для чего это нужно банку?

— Это позволяет нам зарабатывать достаточно большую прибыль, развивать технологии в рыночных сегментах, в том числе внедрять и использовать эти технологии для гособоронзаказа. Когда у тебя только узкоспециализированный клиентский сегмент, есть высокий риск отстать от рынка. Но если ты постоянно конкурируешь с внешними контрагентами, то все время находишься в форме, в тонусе. Кроме того, разрабатываемые технологии ты можешь технически использовать фронтально, на все сегменты. Ну и в конце концов, ты зарабатываешь больше прибыли. И можешь развивать другие функции банка за ее счет.
«Просто нажимать кнопку и получать деньги»

— Какие инновационные сервисы внедрил ваш банк для МСБ в течение этого года?

— Первое, что мы сделали и чем мы гордимся, — это онлайн-кредитование малого бизнеса. Как это происходит? Наш действующий клиент заходит в интернет-банк. У тех клиентов, на которых мы рассчитываем кредитный лимит, в интернет-банке есть кнопочка «Взять деньги». Клиент ее нажимает, выбирает сумму, отмечает, что согласен взять эти деньги, и сумма зачисляется ему на счет. При этом мы не запрашиваем у клиента ни отчетность, ни еще какие-то дополнительные документы.

— Вы работаете с этими клиентами и, наверное, знаете о них все.

— Это как раз из области мифов. И раньше, и сейчас клиенты говорят: «Вы про нас все знаете, почему вы не даете нам кредит?» Банкиры в ответ просят отчетность, ведь для того, чтобы понять, что на самом деле происходит с малым или средним предприятием, нужен анализ отчетности. Кроме того, существует инструкция ЦБ, согласно которой при выдаче кредита без анализа отчетности необходимо сформировать 50-процентный резерв. Поэтому вот это «вы о нас все знаете» превращалось в ничто.

Чем мы занимались в течение последних полутора лет? Работали над тем, чтобы, видя обороты клиента по счету, понимая, как, кому и за что он платит, добавив информацию из внешних баз, преобразовать все это в автоматическое кредитное решение. При этом клиенту ничего не нужно делать — просто нажимать кнопку и получать деньги. И мы это сделали, причем сделали первыми.

— А как же требования регулятора по поводу отчетности?

— Мы с помощью Ассоциации банков России, при поддержке общественной организации «Опора России» и Центрального банка инициировали внесение изменений в регулирующие документы ЦБ. Требование отчетности компании при оценке ее кредитоспособности банком стало необязательным. И не обязательно теперь создавать такой большой резерв, если нет отчетности. Главное, чтобы у банка была модель, которая учитывает трансакционные данные. Эти изменения вышли в августе, а разъяснения по этому вопросу были написаны еще в прошлом году. С точки зрения изменения в кредитовании юридических лиц это очень важный прорыв. Раньше до 80% клиентов из малого и среднего бизнеса никогда не кредитовались — не хотели связываться с банком. Кредитный процесс им казался долгим, хлопотным, нужно собирать большую пачку документов, и неизвестно, когда банк даст деньги и даст ли их вообще.

А мы с апреля запустили такое кредитование для внешних клиентов, у которых расчетный счет в другом банке.

— Это была более сложная история?

— Нет, она тоже выглядит достаточно просто. Клиент загружает нам выписку из своего банка либо выписку по расчетному счету из своей бухгалтерии. Мы, условно говоря, берем несколько часов на анализ данных. И принимаем решение, даем кредит или нет. Если даем, то к этому клиенту приезжает наш курьер, который открывает ему расчетный счет в нашем банке. А дальше, как и в первом случае, кнопка — и деньги на счете. В данном случае с клиента тоже не требуется никаких документов, кроме выписки в электронном виде.

— Какие инновации для малого и среднего бизнеса будет внедрять ПСБ в ближайшее время?

— Мы решили пойти немного дальше, чем интернет-банк и мобильное приложение. На Finopolis 2019 мы представили новое решение: это Telegram-бот. То есть предприниматель может найти в мессенджере Telegram наш чат-бот, загрузить сюда же выписку со счета, ответить на все вопросы и точно так же получить решение о выдаче кредита.

Также у нас есть партнерский проект с «1С»: клиент сможет получать наши кредитные предложения внутри своей бухгалтерии. Подобный проект есть с производителем онлайн-касс и смарт-терминалов «Эвотор», с оператором фискальных данных «Первый ОФД» — у них есть личные кабинеты для бизнеса, через которые мы будем интегрировать наши кредитные предложения.

Но глобально мы верим в историю с мессенджерами. Не только в Telegram, но и в WhatsApp и прочие. Общение банков и клиентов частично переместится туда.
«Решающее влияние начали оказывать мессенджеры»

— Насколько сегодня малый бизнес заинтересован в заемных средствах? И насколько популярно сейчас у этого сегмента онлайн-кредитование?

— За счет онлайн-кредитов у нас в течение последних полутора лет база кредитующихся клиентов выросла более чем вдвое. Было 6 тысяч, стало 16 тысяч. Суммы небольшие, зато большое количество. Повторюсь, 80% из них раньше вообще не пользовались кредитами.

— За сегмент МСБ сегодня развернулась нешуточная конкуренция среди банков. Чем привлекательны такие клиенты?

— Доходностью. Таких клиентов не очень много, на всю страну около 5 миллионов. И у многих счета в разных банках, они могут сравнивать сервис и условия. Поэтому банки за них бьются.

— Какой фактор наиболее важен для таких клиентов?

— Уровень сервиса — как ты оказываешь услуги и какого они качества. Как быстро ты откликаешься на запрос клиента. Ну и очень важно удобство технологий. Поэтому решающее влияние начали оказывать мобильные каналы, мессенджеры, просто мобильные приложения.

Несколько лет назад была расчетная революция, когда все расчеты ушли в интернет-банк и мобильный банк. Исчезла бумага, малому бизнесу понравилось рассчитываться в онлайне. Следующая революция — кредитная, это то, что происходит сейчас. В онлайн-режиме будут выдаваться кредиты не только на небольшие суммы, но и на 100—150 миллионов рублей, у нас такой проект уже есть. Посмотрели ИНН клиента, приняли решение, а потом пришли к нему и сказали: «Открывай счет, мы тебе сразу денег дадим как большому клиенту — 100 миллионов».

Кредитный процесс ждут революционные изменения. Но и остальные услуги, которые банки оказывают малому бизнесу, будут очень сильно трансформироваться.
«Мелких игроков может не остаться совсем»

— Как будут чувствовать себя в этой «кредитной революции» региональные банки, банки с базовой лицензией?

— Им будет сложно. ЦБ их создавал, меняя лицензии и регулирование, в расчете на то, что они лучше знают своего основного клиента, малый бизнес. Соответственно, смогут лучше его обслуживать. Но, как показывает практика, о клиентах из сегмента малого бизнеса и о том, что им нужно, лучше знают большие данные. Если этих больших данных у банка нет, то он может только принимать повышенные риски, ведь, когда ты чего-то не знаешь, ты больше рискуешь. А если больше рискуешь, то на каком-то шаге тебя начнет выносить с рынка. А на очередном кризисе просто унесет. Проблема может быть в этом.

— Есть ли для них выход?

— Им нужно, во-первых, кооперироваться друг с другом. А во-вторых, ЦБ должен обеспечить доступ финтеха и банков к информации друг друга, иначе мелких игроков не останется совсем. Тенденция в том, что «рулить» будут большие данные: big data, анализ поведения, предсказание поведения клиента, предсказание клиенту, когда и по какой цене продукт ему нужен. Даже не продукт, а потребность, которую мы этим продуктом сможем удовлетворить.

— В чем ваше конкурентное преимущество? В технологиях?

— В принципе, да. Во-первых, мы технологичны. Во-вторых, мы государственные, но при этом мы достаточно рыночные. У нас есть государственная составляющая, которая нас поддерживает и создает отсутствие риска для клиентов. При этом есть очень большой рыночный «кусок» — динамичный, с видением, куда идти и как делать правильные сервисы.

— Какие основные трудности испытывают сейчас предприниматели? Еще два года назад самой острой проблемой была блокировка счетов. Что сейчас?

— Спрос на продукцию — предприниматели сейчас испытывают проблемы, связанные с ростом. ПСБ раз в квартал рассчитывает индекс RSBI — это индикатор, оценивающий деловую активность в сегменте МСБ. Мы это делаем с 2014 года. Так вот, о блокировках предприниматели упоминали буквально два квартала назад. А теперь очень позитивные настроения. Больше половины опрошенных верят в хорошее будущее. И, что самое интересное, ситуацию внутри своего бизнеса оценивают лучше, чем ситуацию в экономике страны в целом.

— Как это расценивать?

— Они считают, что у них в «домике» все хорошо, а снаружи — не очень хорошо. Да, присутствует некий дуализм. Но, поскольку потребительский спрос стагнирует, сокращается, это оказывает давление и на малый бизнес. Есть и плюсы. Снижение ставки рефинансирования, падение ставок по банковским кредитам — все это оказывает позитивную поддержку. На обслуживание кредитов у предпринимателей сейчас уходит меньше средств, остается больше прибыли. Но стагнация спроса пока влияет негативно. Поэтому сейчас у этого сегмента умеренный оптимизм насчет своего бизнеса и пессимизм в отношении экономики в целом.
«Краудфандинговая история плохо работает»

— Какие сейчас у малого бизнеса есть потребности, связанные с финансами? И может ли их полностью удовлетворить банковский рынок?

— Банковский рынок может сейчас удовлетворить в полной мере практически все потребности, кроме инвестиционных кредитов. Во-первых, ставка еще высокая — если она 8,5%, то за два года инвестиционной фазы и еще три года окупаемости она повысит этот процент как минимум на треть. Во-вторых, экономическая неопределенность настолько высока, что трудно предположить, что будет через некоторое время. В-третьих, нехватка собственного капитала. Невозможно вкладывать в развитие только банковские деньги на 100%, необходимы и свои. А сейчас, повторюсь, проблемы с собственным капиталом, которого у публичных компаний немного.

— Как влияет и будет влиять на малый и средний бизнес появление инновационных способов платежей?

— Пока особенно не повлияло, но будет влиять в дальнейшем. Я имею в виду появление Системы быстрых платежей. Повлияет запуск C2B-платежей, платежи по QR-коду в торговых точках и ресторанах. Такие вещи, например, в течение ближайших пары лет частично заменят собой эквайринг.

— Насколько сейчас, работая с сегментом МСБ, банки испытывают давление финтех-компаний?

— Не испытывают. Основная часть пассивов сосредоточена в банках. Соответственно, для того чтобы выдавать кредиты или еще что-то делать, надо прийти в банк за пассивом. Краудфандинговая история — она плохо работает. Не в плане технологичности, а в плане того, что высокий риск и неудовлетворенные инвесторы. Что банк умеет делать лучше всего? Он умеет управлять рисками, это его задача. И не только кредитными, он управляет рисками ликвидности, процентными рисками. Он умеет принимать короткие деньги в качестве пассивов и выдавать длинные кредиты, управляя с помощью специальных механизмов такими рисками. А краудфандинговые платформы для этого не приспособлены. Здесь преимущество у банков.

Ну и кроме того, крупные банки обладают ресурсами и просто покупают интересные им финтех-проекты. И финтех очень быстро превращается в «банктех».

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также