Банки «Траст» и «Открытие» хотят взыскать с Бориса Минца и его сыновей более 700 млн долларов

В июне банки «Траст» и «ФК Открытие» подали иск в Высокий суд Лондона против бывшего владельца O1 Properties Бориса Минца и трех его сыновей, в июле стало известно, что суд заблокировал активы ответчиков на 572 млн долларов, как оказалось, банки хотят взыскать с Минца и его сыновей более 700 млн долларов — в приказе судьи Джейкобса от 16 июля подробно описано, почему суд принял такое решение, сообщают «Ведомости».

Исковые требования банков связаны с предположительно мошенническими сделками, заключенными перед санацией банка «ФК Открытие» и Рост Банка: в августе 2017 года банки приобрели облигации «О1 Груп Финанс» на сумму около 57 млрд рублей, деньгами от продажи облигаций группа О1 Group погасила свои кредиты в «ФК Открытие» и Рост Банке, но условия облигаций свидетельствовали об их нерыночном характере и низкой ликвидности, считают истцы, кредиты О1, напротив, были хорошо обеспечены — у банков в залоге было 34% акций O1 Properties — они принадлежали кипрским Centimila и Nori (около 30%) и Coniston с Британских Виргинских островов (4,3%); срок погашения кредитов наступал в 2017—2020 годах, в итоге хорошо обеспеченные кредиты были заменены на низколиквидные и не обеспеченные надлежащим образом облигации, сумма потерь оценивается в 572 млн долларов — это разница между стоимостью кредитов перед заменой и стоимостью облигаций О1.

Судья Джейкобс посчитал, что только замены активов было бы достаточно для блокировки активов Минцев, как говорится в приказе, в 2017 году Минцы знали или ожидали, что и «ФК Открытие», и Рост Банк в скором времени перейдут на санацию: это нанесло бы ущерб O1 Group и самим бизнесменам; по словам одного из свидетелей, сделку с Минцами в «ФК Открытие» поддержал лишь один человек — бывший тогда предправления Евгений Данкевич: он разрешил покупку облигаций О1, по версии следствия, Данкевич вступил в сговор с заемщиками «ФК Открытие» и распорядился купить их облигации по стоимости, в два раза превышающей реальную, деньги от продажи облигаций банкам направлялись на погашение кредитов не напрямую, а через сложную цепочку компаний; сделка, если дело истцов изложено верно, была проведена с целью изъятия ценных активов в виде залога и их замены на неликвидные и нерыночные, делает вывод судья Джейкобс.

После того как ЦБ забрал «ФК Открытие» на санацию, банк в сентябре 2017 году потребовал от компаний группы О1 отменить сделку по замене активов, пригрозив в противном случае судебным разбирательством, после этого ответчики пытались сделать все, чтобы не дать банку добраться до акций O1 Properties; история с акциями закончилась на том, что в декабре 2017 года зарегистрированная на Кипре компания Agdalia Holdings, полностью принадлежащая O1 Group, передала в залог акции O1 Properties кредитору O1 Group – Московскому Кредитному Банку, который, очевидно, потребовал дополнительного обеспечения, пишет судья; передача акций в Agdalia в момент начала судебного разбирательства говорит о классическом выводе активов, даже если в самой группе они не уменьшились.

В декабре 2017 года O1 Group решает уменьшить капитал Nori, в марте 2018-го с разрешения суда Кипра компания сокращает его с 202 млн долларов до 2 289 долларов, капитал был уменьшен и у Centimila, но у истцов пока нет доказательств этого, пишет судья, вывод активов компанией подкрепляется тем фактом, что Nori и Centimila в настоящее время находятся в процессе добровольной ликвидации на Кипре, таким образом, в результате передачи капитала Nori стала «пустой» компанией; судьба 200 млн долларов не ясна, пишет судья: ответчики не предоставили пока существенных доказательств и пояснений относительно того, куда были направлены деньги, но банки смогли предоставить доказательство, которое подтвердило, что примерно в то же время, когда Nori уменьшила капитал, произошла реорганизация трастов семьи Минцев — Борис Минц создал траст MF Trust, 200 млн долларов могли уйти из Nori в семейный траст Минцев.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также