Блокировки без границ

Переводы денег за границу и обратно только кажутся естественными операциями для современного клиента. Пока в дело не вмешивается банк.

Кредитные организации стали пристальнее смотреть на операции физлиц, связанные с движением средств за пределами России, жалуются пользователи форума Банки.ру. Как следует из обсуждения, подозрения вызывают даже опытные клиенты, которые переводили деньги из-за рубежа годами.

«Народ, это бред какой то, нерегулярно (раз в два-три месяца) выводил деньги (копейки — 5—8 тысяч рублей за раз) с брокерского счета в США, все было нормально но тут банк потребовал объяснений, я сказал что это вывод денег с брокерского счета не связанный с получением дохода от операций с ЦБ (просто храню там деньги, имею право, что…), банк такой ответ не устроил, говорит несите НДФЛ-2,3 я говорю что не получаю дохода от трудовой или иной деятельности на территории РФ, могу предоставить договор о продаже квартиры за 2011 год, говорят нет не пойдет, сейчас решил скинуть денег на счет матери (нерез РФ) за границей, пошел в другой банк от греха подальше, та же канитель», — пишет один из пользователей. (Здесь и далее орфография и пунктуация авторов сохранены. — Прим. Банки.ру.)

Ничего удивительного, что банки заинтересовались таким клиентом, говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. «Брокер мог получить деньги от третьего лица в интересах россиянина. Проверить это не так просто — обмен информацией с США не налажен», — поясняет юрист. Как отмечает начальник управления финансового мониторинга Локо-Банка Игорь Дремин, вопросы могли возникнуть и к источникам дохода человека. Объем операций за 2018 год мог быть несопоставимым с деньгами, полученными от продажи недвижимости в 2011-м. Кроме того, кредитная организация просто могла не отследить цепочку сделок. «Не возникло бы вопросов, если бы, например, в 2011 году по счетам в этом же банке они увидели сделку по продаже недвижимости. И если бы эти ровно средства клиент разместил на брокерское обслуживание», — предполагает эксперт. Специалисты также напоминают: требование устанавливать источник происхождения денежных средств зафиксировано в российском законодательстве несколько лет.

Пользователи форума выдвигали собственные объяснения действиям банков. Но в итоге дискуссия дошла до простого вывода: «В современной России жить нужно на одну зарплату. Получил — потратил. Тогда и не будет подозрительно», — констатировал один из форумчан.

Довольствоваться малым, безусловно, можно. Но что делать тем, кто уже не живет только на российскую зарплату? Банки.ру выяснил, какие трансграничные операции попадают под особый контроль и как клиентам нужно взаимодействовать с банками.
Нетипичный резидент

Точно подсчитать, сколько россиян получают доход из-за рубежа, невозможно. Если гражданин проводит на родине больше 183 дней в году, он считается налоговым резидентом страны, а значит, должен декларировать заработанное и платить подоходный налог в России.

Например, отчитываться обязан тот, кто с выгодой торгует на зарубежных биржах, получает дивиденды и проценты от иностранных организаций, сдает или продает имущество, а также берет подработки как фрилансер. Весь перечень оснований приводится в статье 208 Налогового кодекса.

Чем бы ни занимался клиент, это должно укладываться в определенный сценарий, типичный для той или иной деятельности, говорит Игорь Дремин. «У любого банка есть представление, как должны выглядеть операции по счету физического лица. Если мы берем обычного российского резидента, понятно, что он дважды в месяц получает зарплату, какие-то делает переводы. Представление о том, как живет обычный клиент, как живет инвестиционный клиент, как живет клиент-рантье, у банков есть. Когда по счету начинают проводиться какие-то операции, которые в картинку статистическую не укладываются, либо объем начинает вызывать вопросы, банк задаст эти вопросы клиенту. Здесь существенной разницы между трансграничными переводами или переводами внутри России нет», — объясняет эксперт.

С ним не соглашается партнер компании Trendlaw Владимир Ефремов. «Работа на иностранных биржах, по мнению банков, только усиливает потенциальную сомнительность проводимых операций. Работа на российских биржах легко объяснима, например, брокер самостоятельно удерживает НДФЛ за гражданина, и это легко доказать. А вот при работе на иностранных биржах вопрос со своевременностью и правильностью уплаты налогов на доход доказать сложнее», — отмечает юрист.

Нелегко приходится и фрилансерам. «Они часто получают банковские запросы из-за большого количества входящих платежей и редко могут обосновать эти платежи, поскольку не платят налоги. И у них нет практики оказания услуг по договору», — продолжает Ефремов.
Первое правило контроля — никому не говори о правилах контроля

Разговор с банкирами о проверке сомнительных операций клиента сводится к перечислению законов и инструкций. В основном ссылаются на 115-ФЗ (закон «О противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма») и положение Банка России № 375-П. Эти документы содержат в том числе описание трансакций, подлежащих контролю. Но полный перечень сомнительных операций банки составляют с учетом собственных дополнений, отмечает руководитель службы финансового мониторинга и комплаенс-контроля банка «Открытие» Алла Кривцова.

Разглашать индивидуальные наработки не принято. «Недобросовестные клиенты быстро разберутся, как ускользать от надзора», — поясняет представитель банка из топ-20. Кроме того, раскрытие информации противоречит инструкциям ЦБ по соблюдению антиотмывочного законодательства. Те вопросы, которые сейчас задают банки клиентам, — это нормальные комплаенс-процедуры, принятые во многих странах, уверяет Дремин.

Хотя взгляды и подходы игроков могут различаться, сценарий работы с проблемными клиентами един. При возникновении подозрений банк просит клиента предоставить документы, которые могут подтвердить экономический смысл операции. Универсального списка бумаг нет.

«Банки могут запросить письменные пояснения, налоговую декларацию в соответствии со страной налогового резидентства клиента, документы, обосновывающие источник происхождения денежных средств, например договоры купли-продажи имущества или долей в компаниях. Перечень не является исчерпывающим», — рассказали в Альфа-Банке.

Нет четкого правила, что банк обязан запросить именно справку 2-НДФЛ, говорит один из собеседников Банки.ру. Перечень необходимых документов определяется по каждому случаю. Кроме того, банк может направить клиенту специальную анкету.

Гражданин не обязан выполнять требования банка. Каждый решает сам, как поступить. Правда, любой шаг может иметь последствия. Процедура работы с клиентом делится на три этапа, утверждает представитель банка из топ-20.

Сначала комплаенс-специалист оценивает комплект документов на полноту — сколько затребованных бумаг клиент предоставил. Потом пакет проверяется на достоверность. На финальном этапе принимается решение о дальнейшем порядке обслуживания — банк может снять подозрения, допустить операции в пределах лимита или, наоборот, отказаться от взаимодействия.

«Скорость обработки информации и ее анализ полностью зависит от внутренних процессов и процедур конкретного банка», — указывает начальник управления compliance-контроля Райффайзенбанка Филипп Хышиктуев. В случае с Райффайзенбанком это регламентируется стандартами международной группы RBI, добавляет он.

Если в банке есть отработанная методология по проверке сомнительных операций, то решение принимает один специалист. В уникальных случаях, когда речь идет о крупных клиентах, это может быть коллегиальное решение. Собеседники Банки.ру признают: тщательно проверять все документы клиентов в оперативном режиме не так просто — зарубежные организации могут тянуть с ответом. Банки не имеют таких полномочий, как правоохранительные органы, поэтому их запросы не считаются приоритетными.

Практика сильно зависит от банка, резюмирует Владимир Ефремов. «Одни внимательно рассматривают ответы на свои запросы, задают вопросы по документам и могут прислать дополнительный запрос для прояснения ситуации, но в подавляющем большинстве случаев организации просто присылают отказ в восстановлении ДБО», — говорит юрист.
Честные в приоритете

Сам факт предоставления документов может быть достаточным, говорят специалисты. Для банка в таких ситуациях принципиально важна открытость клиента и желание вести диалог.

Объясняться с банком даже лучше тем, кто по каким-то причинам не хочет взаимодействовать с налоговой, считает Игорь Дремин. Фрилансерам эксперт советует переводить свою деятельность в правовую плоскость. «Рекомендую каким-то документом, хотя бы просто сформированным инвойсом подтверждать такие операции, приносить их в банк. Такие случаи самые сложные, они практически неотделимы от сомнительных операций», — комментирует специалист. По его словам, у банка нет обязанности автоматически сообщать в ФНС информацию о доходах человека. Но, согласно Налоговому кодексу, инспекторы могут запросить данные об операциях физлица, если уже ведется проверка.

Наконец, имеет смысл декларировать доход. «Прозрачность в части уплаты налогов и прозрачность в части финансирования терроризма — это разного уровня вещи, но для банков они приравнены. Налоговая составляющая — это как раз тот элемент, который позволяет отделить сомнительные операции от абсолютно прозрачных», — констатирует Дремин.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также