Британские банкиры надеются сохранить доступ к ЕС

Было время, когда упоминание европейской директивы «О рынках финансовых инструментов» (MiFID 2) вызывало лишь раздраженный стон у финансистов лондонского Сити. Однако, после того как британцы проголосовали за выход из Европейского союза, этот документ неожиданно стал источником надежды.

Дело в том, что заключительная часть второй статьи директивы дает находящимся за пределами ЕС финансовым компаниям, кем вскоре могут стать компании в Сити, возможность предоставлять услуги клиентам внутри ЕС.

Указанное положение позволяет финансовым компаниям, зарегистрированным за пределами ЕС, предлагать торговлю ценными бумагами, брокерские операции и гарантированную покупку и размещение ценных бумаг европейским институциональным клиентам при условии, что система нормативного регулирования в стране их базирования соответствует правилам ЕС.

Теоретически не должно быть никаких сомнений в «эквивалентности» британских законов, указывает Джонотан Хербст из юридической фирмы Norton Rose Fulbright, до тех пор пока Великобритания продолжает соблюдать европейские правила до своего выхода. Это означает, что базирующиеся в Лондоне банки и брокеры могут вести бизнес как обычно.

Однако на пути может встать политика. Положение эквивалентности еще никогда не применялось, так как MiFID 2 вступает в силу лишь в 2018 г. Но разъяснение регуляторов похожей клаузулы в «Правилах регулирования инфраструктуры европейского финансового рынка» (EMIR), регламентирующих трейдинг и перерасчет производных финансовых инструментов, предельно четкое.

Акт признания эквивалентности — как для EMIR, так и для MiFID 2 — находится в исключительной зоне ответственности базирующейся в Париже Европейской службы по ценным бумагам и финансовым рынкам (ESMA).

До сих пор подобный процесс был «сугубо политическим», говорит Саймон Глисон из Clifford Chance, другой юридической фирмы.

Так, например, на признание американского регулирования клиринговых организаций эквивалентным EMIR потребовалось более трех лет и длительные переговоры между США и ЕС о необходимости принятия американской стороной ряда законов для соответствия европейским стандартам, вопрос был решен лишь после уступок со стороны ESMA.

По словам Глисона, клаузула эквивалентности в EMIR и MiFID 2 изначально включена, чтобы стимулировать другие страны переходить на похожее с европейским финансовое регулирование.

Сегодня Великобритания имеет идентичные с ЕС правила. Однако, как только Лондон решит внести любое малейшее изменение, к примеру, отменить европейское ограничение на размер бонусов банкирам, Брюссель может назвать этот шаг неприемлемым и противоречащим его законам.

По мнению Филиппа Мореля из консалтинговой компании Boston Consulting Group (BCG), не следует ожидать, что решение об эквивалентности будет приниматься отдельно от общих переговоров о выходе Великобритании из ЕС, которые, скорее всего, будут длительными и очень тяжелыми. Более того, этот вопрос может стать козырной картой во время переговоров.

Учитывая все это, финансовые компании с крупными операционными подразделениями в Лондоне, вероятно, не станут рассчитывать на клаузулу в MiFID 2 и в ближайшее время начнут создавать «дочки» в Европе (а если они уже существуют, то активно их расширять) для продолжения работы со своими европейскими клиентами вне зависимости от результатов переговоров по Brexit.

При этом следует помнить, что как только трейдинг будет переведен из Лондона в ЕС, его уже вряд ли когда-либо вернут назад.

Некоторые британские банкиры, тем не менее, продолжают с оптимизмом смотреть в будущее, утверждая, что сохранение доступа к глубокому рынку капитала Великобритании чрезвычайно важно для европейских компаний и они не позволят, чтобы их бизнес стал жертвой мелочной политики.

Однако в связи с этим уместно вспомнить многочисленные заявления накануне референдума о важности Сити для британской экономики и что граждане не посмеют рисковать своим будущем, выбирая Brexit.

Читайте также