«Газпром» готовится к большим переменам в Европе

«Газпром» намерен за 5 лет выбрать наиболее оптимальный вариант газового импорта Европы с учетом текущих и будущих тенденций: политического давления Запада на крепнущую Россию, стремления ЕС использовать больше газа и альтернативной энергии. Какой маршрут выберет компания?

Сейчас для экспансии российского гиганта не самые лучшие времена: цены на газ невысоки, а Евросоюз торпедирует его проекты.

Газовый гигант переживает не лучшие времена

«Газпром одновременно работает на нескольких фронтах, чтобы сделать ставку на тот вариант, который быстрее сработает», — заявил старший аналитик VYGON Consulting Мария Белова.

«Газпром», поставляющий Европе примерно треть потребляемого ею газа, избежал действия санкций, введенных Западом против РФ в результате украинского конфликта, но тем не менее столкнулся с ослаблением спроса на топливо и политически мотивированным антимонопольным преследованием в ЕС, которое уже привело к закрытию проекта «Южный поток».

Переживая одновременно рекордное падение добычи — до 444 млрд куб. м в 2014 г., — «Газпром» продолжает тратить астрономические суммы на новые трубопроводы. А когда добыча продолжила падать и в I квартале 2015 г. (еще минус 12%), то с мая концерн просто перестал раскрывать эти данные, одновременно заявив о 15%-м росте инвестиций до 1 трлн руб.

Запланированная на 2019 г. остановка украинского транзита может стоить «Газпрому» еще до $1 млрд платежей транзитным странам ежегодно в течение 10 лет, предупреждают аналитики и отраслевые источники.

Через Украину сейчас идет основной объем экспортных ресурсов российского газа, и «Газпром» планировал обойти строптивого соседа, расширив действующий трансбалтийский трубопровод «Северный поток» и построив трансчерноморский «Турецкий поток». Однако концерн пообещал в июне удвоить и мощность «Северного потока» до 110 млрд куб. м в год.

«Газпром» сохранит транзит при адекватности Украины

Украина зарабатывает на транзите сейчас около $1,8 млрд в год — это примерно 6% доходов бюджета за 2014 г.

При этом Киев, несмотря на декларации приверженности европейской порядочности, ведет себя как сосед-скандалист в коммуналке, живущий по принципу «сам такой», с существованием которого необходимо мириться.

Транзитный контракт заканчивается после 2019 г., и Киев, позволяющий себе иногда не оплачивать поставки газа, хочет поднять плату за прокачку почти вдвое.

В «Газпроме» признают, что самой большой проблемой в отказе от украинского транзита является договор не с Киевом, а со Словакией, принимающей российский газ после Украины. Контракт со Словакией, заключенный на условиях гарантированной оплаты (ship-or-pay), действует до 2028 г. На тех же условиях заключен транзитный договор с Болгарией.

«Вот это и есть главная проблема: что делать с этим контрактом (со Словакией), пока никто не знает», — говорит источник в «Газпроме», давая понять, что концерн очень надеется на новое транзитное соглашение с Киевом.

В 2014 г. Словакия получила за транзит 630 млн евро, Болгария — $100 млн.

Полностью отказаться от транзита через Украину нереально к 2019 г., что будет с «Турецким потоком» — еще неясно, успеют ли в срок построить, будут ли готовы трубы в самой Европе от этого «Турецкого потока». Тут много «но».

Аналитики считают, что Украина сохранит транзит на уровне 10-30 млрд куб. м в год против 62 млрд куб. м, которые прошли через эту страну с востока на запад в 2014 г.

Он (транзит через Украину) просто-напросто дешевле, вы можете себе дороже поставлять через «Турецкий поток», но как только появится конкурент, который может предложить другую цену, вам придется выбирать более дешевый маршрут. И им пока остается Украина.

Михаил Корчемкин из East European Gas Analysis подсчитал, что «Газпром» в прошлом году платил за транспортировку 1 тыс. куб. м по «Северному потоку» $43, а через Украину — $33.

«Мы считаем наш транзитный маршрут самым коротким и самым дешевым.

Спрос может не оправдать ожиданий

«Газпром» планирует новые маршруты исходя из того, что спрос на газ в Европе будет расти вместе с продажами российского газа и долей его на рынке ЕС, но аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров говорит, что серьезного увеличения объемов экспорта ожидать не приходится:

«Откуда возьмется спрос на дополнительные 55 млрд куб. м, которые «Газпром» хочет прокачивать по «Северному потоку-2″? Перспективы спроса на газ в Европе являются весьма туманными».

«Именно дополнительные мощности вряд ли будут востребованы в ближайшее время», — полагает Полищук из «Райффайзена».

«Новые мощности создаются исключительно под новые объемы российского газа», — заявил Миллер.

Доцент Высшей школы экономики Игорь Макаров уверен, что спрос на газ в Европе будет расти на фоне того, что страны Евросоюза ужесточат требования по выбросам в атмосферу после 2020 г. и будут заменять уголь газом и возобновляемыми источниками.

Но Европа давно хочет снизить долю поставок российского топлива и сможет сделать это, наращивая импорт морских партий сжиженного газа (СПГ) в случае снижения цены на него.

«Я не уверен, что трубопроводный газ «Газпрома» будет приоритетом. Происходит переориентация на краткосрочные контракты, которым СПГ более соответствует, не говоря уж про политическую ситуацию, которая не лучшая для «Газпрома», — отмечает он.

При этом уже построенная первая очередь «Северного потока» не загружена на 100%, потому что «Газпром» не может получить доступа к внутриевропейской трубопроводной инфраструктуре из-за ограничений Третьего энергопакета ЕС.

Экспортер отдает себе отчет в том, что новая трансбалтийская труба может остаться наполовину пустой.

«Имея негативный опыт с заполнением наземного продолжения «Северного потока», российский гигант, заявляя о мощности в 55 миллиардов кубометров газа «Северного потока-2″, может исходить из возможности реально заполнить только их половину», — считает Белова.

Если «Газпром» будет настаивать на сооружении «Северного потока-2», то он может только себе навредить, опасается Нестеров:

«Газпром» может создать такое избыточное предложение газа, что обрушит цены. Выгодно ли это «Газпрому», если цены и так низки? Думаю, что озвучивание этого проекта на данном этапе «Газпрому» важно в моральном плане как средство возможного оказания давления на Турцию в тяжелых переговорах по «Турецкому потоку», — отмечает Нестеров.

«Газпром» обещал в начале лета 2015 г. приступить к монтажу «Турецкого потока», доведя его до полной мощности в 63 млрд куб. м к 2019 г.

Но пока Турция выдала разрешение только на изыскательские работы. Не исключено, что вместо четырех веток трансчерноморской трубы будет построена только одна — для снабжения Турции.

Этому уже есть доказательства: источники говорят, что «Газпром» притормозил расширение «Южного коридора», смысл которого — привести арктический газ в «Турецкий поток». Но будущее даже первой нитки вызывает вопросы: в начале июля «Газпром» отказался от контракта с подрядчиком Saipem на прокладку трубопровода в Турцию.

Переговоры осложнены еще и тем, что Турция сохраняет возможность альтернативных поставок из Ирана или Азербайджана, что может быть инструментом давления Турции на «Газпром», отмечает Нестеров.

Читайте также