Почему банки в США более успешны, чем в Европе?

Через семь лет после пика финансового кризиса крупные банки Европы продолжают вести себя так, как будто все еще находятся в эпицентре финансового шторма. Планы по радикальной реструктуризации откладываются в долгий ящик еще до того, как их начинают воплощать, при этом не прекращаются перестановки в руководстве (так, на прошлой неделе был назначен новый глава Barclays).

Не имеют они ответов и на большинство базовых вопросов, как, например, сколько капитала им необходимо или следует ли сокращать объем операций в проблемных инвестиционных подразделениях.

Европейская нерешительность ярко видна на фоне крупных банков Америки, которые довольно быстро прошли реструктуризацию. И хотя их доходы все еще ниже докризисного уровня, их балансовая отчетность крепче, а управленческие команды действуют как никогда четко и скоординированно.

Европейским банкам продолжают мешать непрофильные подразделения и «плохие» кредиты, в то время как американские банки уверенно двигаются вперед.

Инвесторы на это уже обратили внимание. Большинство крупных банков Европы, в том числе Deutsche Bank и HSBC, торгуются со скидкой к рыночной стоимости материальных активов: теоретически в подобной ситуации им было бы лучше ликвидироваться и вернуть деньги акционерам.

Крупнейшие банки Америки, за исключением Citi, торгуются по более высокой цене к балансовой стоимости активов. Доходы акционеров американских и европейских банков в прошлом были почти на одинаковом уровне, сегодня между ними существует значительный разрыв.

В инвестиционно-банковских услугах Уолл-стрит неустанно увеличивает долю на рынке за счет европейцев. Европейские банки, разумеется, не очень хотят терять бизнес в таких сегментах, как помощь компаниям в привлечении денег на рынке капитала, торговля облигациями и общее движение денег.

Но клиенты, нуждающиеся в привлечении инвестиций, все чаще покидают такие банки, как Barclays и Credit Suisse, ради таких финансовых организаций, как Goldman Sachs и J.P. Morgan.

Многие факторы стали причиной нынешнего тяжелого положения европейских банков. Доходы практически по всем видам их деятельности сильно пострадали из-за многолетнего вялого экономический роста. Банки Америки, безусловно, кредитуют в более стабильной среде.

Процентные ставки в еврозоне, по всей видимости, останутся низкими еще очень долго, что затрудняет получение чистой процентной маржи достойного уровня от кредитования.

Европейский банковский рынок раздроблен и включает политически контролируемых кредиторов, таких как немецкий Landesbanken, который подрывает прибыль для всех.

Руководители европейских банков также объясняют свою нерешительную стратегию постоянно меняющимися нормативными требованиями. Им намного сложнее адаптироваться к новым глобальным правилам, которые все больше тяготеют к американской модели.

Введение коэффициента финансового левериджа (ограничивающего сумму, которую банк может заимствовать для выдачи кредита) является трансатлантическим импортом.

Он наказывает большие банки за наличие таких относительно безопасных активов, как ипотечные кредиты или государственные облигации — сущность европейского банковского бизнеса.

На контрасте американские банки выполняют роль посредника-агента на рынке капитала и имеют на балансе относительно небольшие объемы ипотечных кредитов, отчасти благодаря существованию таких государственных агентств, как Fannie Mae и Freddie Ma.

Что касается инвестиционного бизнеса, то американские банкиры и здесь намного эффективнее. Это во многом объясняется домашним преимуществом: половина прибыли от всей глобальной инвестиционной деятельности генерируется в Америке.

Размер также играет роль в банковском деле: большие компании обычно увеличивают долю на рынке. Инвестиционные банки Европы, как правило, намного меньше.

Кроме того, американские инвестиционные банки также имеют более низкую стоимость, уменьшив раньше количество персонала.

Примерно 70% дохода европейских инвестиционных банков тратится на содержание сотрудников, что примерно на 15% выше, чем у их американских коллег. И это нужно как можно быстрее решать.

Кстати, Deutsche Bank уже объявил о предстоящем массовом сокращении сотрудников.

Европейским банкам также необходимо догонять американских конкурентов и в вопросе капитала. Ожидается, что новый босс Credit Suisse Тиджане Тиам привлечет миллиарды от своих акционеров.

Deutsche Bank сокращает активы, в первую очередь свою долю в имеющем плохие показатели Postbank (банк специализируется в розничном кредитовании). Французские банки пока здесь отстают.

В любом другом секторе с избыточными мощностями вы бы получили консолидацию.

Объединение двух больших компаний — или по крайней мере слияние их инвестиционных подразделений — стало бы отличным способом сокращения расходов.

Новые регулирующие организации не против этого: трансграничное объединение могло бы продемонстрировать интеграцию европейского финансового рынка.

Что касается клиентов, то излишние банковские мощности Европы приносят им выгоду: они платят гораздо меньше за некоторые виды услуг, чем американцы (к примеру, за включение акций в котировальный список биржи).

Но, похоже, мало кто против платить выше комиссию Goldman Sachs или Merrill Lynch за операции, которые требуют глобального охвата. Это, возможно, раздражает европейских банкиров, но тут ничего не поделаешь.

Если их инвестиционные банки не могут оставаться рентабельными и конкурентными в рамках действующих правовых норм, то должны меняться банки, а не нормативные положения.

Читайте также