Привет из-за океана: как политика ФРС повлияет на рубль?

В сентябре ФРС США второй раз в этом году снизила процентную ставку — до 1,75—2%. Значит ли это, что многолетний цикл повышения ставки прерван? Или это все-таки разовое явление? Какую реакцию следует ждать от российского рубля?

ФРС оказалась в весьма сложном положении. С одной стороны, сейчас ставка отражает текущее состояние экономики США. С другой — назрели предпосылки для смены финансовой парадигмы, которая с каждым годом дает все новые трещины.

Одним из ярых сторонников снижения ставки является президент США Дональд Трамп. Как только ни воздействовал он на ФРС, что только ни выслушало о своих профессиональных способностях руководство американского Центробанка! Самое безобидное, видимо, это слова о том, что ФРС «ничего не понимает в экономике». Взять последние заявления президента о том, что ФРС нужно брать пример с правительства Германии, которое разместило облигации с отрицательной ставкой. То есть инвесторы, купившие такие бумаги, теперь должны будут немного приплачивать правительству, а не наоборот. Однако отрицательные ставки — индикатор того, что экономика Германии настолько далека от лучшей формы, что ее не могут расшевелить даже ставки ниже нуля. Пожалуй, это диагноз и приговор не только Германии, но и всему Евросоюзу.

Между тем Трампа не устраивает даже нынешний уровень ставки — после двух понижений. По мнению американского президента, ФРС должна опустить ставку до нуля и даже ниже. Если ФРС так и сделает — доллар ослабнет, что подстегнет и экономику, и фондовые рынки. Более того, в Белом доме активно выступают за новый этап количественного смягчения.

С одной стороны, такое упорство Трампа можно объяснить началом предвыборной гонки и желанием иметь перед избирателями как можно больше козырей в рукаве. С другой — за Трампом стоит промышленный капитал, с которым он договорился о репатриации производства и должен со своей стороны максимально снизить издержки этого процесса. Однако все это блекнет перед вишенкой на торте — государственным долгом, обуздать который никак не получается. Выходов может быть несколько, первый из которых — дефолт. В предвыборном цикле Трамп на это не решится, да и для элит это выглядит слишком больно. Другим выходом мог бы стать взрывной экономический рост. Но и этот вариант не кажется правдоподобным при замедляющейся мировой экономике и ухудшающихся макропоказателях в самих США. В таких условиях меньшим из зол и возможностью добиться вышеозначенных целей, по мнению Трампа, должна стать девальвация доллара и торговый протекционизм. Как следствие, никто не отменял валютные войны, падение уровня жизни и много еще чего. Но похоже, что Трамп выбор для себя уже сделал.

А что ФРС? Опасность резкого снижения (заметно ниже инфляции) ставки в том, что это будет способствовать появлению пузырей на фондовом рынке и рынке недвижимости, а также поддерживать на плаву явно неэффективный бизнес и в итоге может перейти в полномасштабный кризис. А уже сейчас на рынке корпоративного кредитования практически надут новый пузырь. Поэтому ФРС будет всячески противиться вовлечению в агрессивное стимулирование и пытаться сохранить запас хода на случай форс-мажора, и экономика потребует энергичной стимуляции. Наличие значительной положительной процентной ставки создает саму возможность ее снизить.

Что в этой связи ждет наш рубль? Ничего хорошего, хотя ставка ФРС не окажет прямого влияния на нашу валюту.

В актив рубль может записать себе отсутствие чистого госдолга и carry trade, все остальные факторы поддержки уже отыграны.

Против рубля будет играть дальнейшее смягчение денежной политики со стороны ЦБ, высокие риски новых санкций, замедление мировой экономики и, как следствие, падение цен на нефть. Кроме того, в ближайшее время из-за новой формулы расчета увеличится дисконт в цене между марками Brent и Urals, а выпадающие доходы, скорее всего, компенсируют за счет валютного курса.

Рубль чувствителен и к ситуации на развивающихся рынках. Это хорошо показала история с обвалом рынка Аргентины в этом августе. Напомню, что из-за политических неурядиц рынок этой страны рухнул на 38%, и инвесторы по всему миру стали распродавать активы в развивающихся экономиках. Началась цепная реакция, и всего за пять дней отечественная валюта подешевела на 3%. До конца года в Аргентине ждут дефолта. «Черные лебеди» могут «прилететь» из Турции, где дела обстоят немногим лучше, и Китая. Не стоит забывать и о Brexit. Все эти истории в состоянии серьезно ограничить аппетиты к риску со стороны инвесторов. Поддержку рублю не оказало даже решение международного рейтингового агентства Fitch повысить долгосрочный рейтинг дефолта эмитента России до «BBB», вернув его на уровень 2014 года.

Хотелось бы сказать, что рубль стал полностью независимым от внешних факторов, валютных и торговых войн, да не могу: рубль как был, так и остается одной из самых пугливых валют развивающихся рынков. И он неизменно будет кашлять, когда за океаном станут чихать.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также