Вы серьезно? Восемь вопросов о росте доходов россиян

Доходы россиян начинают увеличиваться, потому что инфляция падает, а зарплаты «серьезно растут», заявил министр экономического развития Максим Орешкин. Разберемся, что имел в виду чиновник.

Реальные располагаемые доходы россиян начинают увеличиваться, сообщил недавно глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Во втором полугодии 2019 года рост доходов составит 1%, а в последующие годы — около 2%. Такое улучшение нашей жизни становится возможным благодаря двум факторам, рассказал министр. Это «резко снижающаяся инфляция… плюс, как эффект, реальные зарплаты серьезно поднимутся».

А ведь буквально в конце августа Минэкономразвития в 10 раз понизило прогноз роста реальных располагаемых доходов россиян в этом году — с 1% до 0,1%. Что же изменилось за последний месяц, что заставило Орешкина поменять прогнозы, и насколько вообще озвученные министром цифры можно называть «серьезными»? Банки.ру попытался ответить на вопросы, которые могут возникнуть при прочтении этих новостей.
1. Что сейчас происходит с нашими доходами?

Они падают. Уже пять лет подряд. В I квартале этого года падение в годовом выражении составило 2,5%, потом оно сократилось и во II квартале было уже лишь на уровне 0,2%. Всего по итогам первого полугодия реальные располагаемые доходы снизились на 1,3% по сравнению с прошлым годом. В своем июльском обзоре Минэкономразвития сообщило, что это падение связано в том числе с ростом обязательных платежей. С чего это вдруг ситуация должна измениться буквально за пару месяцев?

«В обществе давно созрел социальный запрос на увеличение доходов малообеспеченных граждан, — считает управляющий директор ИГ «Алго Капитал» Михаил Ханов. — Правительство уже не может это игнорировать. Поэтому в настоящее время принимается ряд мер, которые позволят достичь формального улучшения благосостояния граждан».

Сам Максим Орешкин говорит, напомним, о двух факторах, ведущих к росту доходов, — серьезном увеличении зарплат и падении инфляции. Рассмотрим эти два фактора подробнее.
2. Инфляция и правда снижается?

Да. В августе и сентябре потребительские цены снижались на 0,2% в помесячном выражении. Сентябрьская дефляция оказалась даже выше ожиданий — согласно консенсус-прогнозу аналитиков, подготовленному «Интерфаксом», цены должны были уйти вниз на 0,1%). При этом в сентябре 2018 года рост цен составил 0,2%.

Более того, к 30 сентября этого года годовая инфляция замедлилась до 4% — целевого уровня на весь 2019 год. Учитывая динамику потребительских цен, можно предполагать, что в реальности инфляция по итогам года окажется ниже прогнозов. Намного ниже: в Минэкономразвития допускают замедление темпов роста потребительских цен до уровня 3,2%. И все больше экономистов считают, что и в следующем году инфляция будет ниже, чем ожидалось ранее.

Почему она снижается — отдельный вопрос. «Это происходит из-за жесткой политики Минфина и ЦБ на фоне низкого конечного спроса, — поясняет начальник управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка Николай Кащеев. — По науке это достаточные предпосылки для рецессии». Впрочем, это другая тема. В рамках нашей важен сам факт ее формального снижения. «Инфляция явно тормозится, — говорит профессор финансов РЭШ и директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ Олег Шибанов. — Это как раз и приводит к росту реальных зарплат в ситуации, когда номинальные повышаются в среднем, как и прежде». Иными словами, цены растут медленнее, оставляя у россиян больше денег.

3. Разве наши зарплаты действительно растут?

Да, если верить Росстату. По предварительной оценке ведомства, реальные зарплаты россиян в июле и августе росли на 3% в годовом выражении. Всего же с января по август рост реальных зарплат составил 2,3%. Удивляетесь, почему вы этого не заметили?

«Растут те зарплаты, которые видит Росстат, — рассказывает директор по макроэкономике «Эксперт РА» Антон Табах. — То есть растут зарплаты в бюджетном секторе и на госслужбе. Начали подрастать зарплаты в крупных компаниях, потому что рынок труда сейчас не самый лучший для работодателя». Работники остальных сфер экономики могут увидеть рост зарплат по косвенным признакам, считает Табах: «Посмотрите на ситуацию на московском рынке аренды, который начал подрастать. Там, где было все мертво, появилось небольшое оживление. Правда, ключевое слово — «небольшое».

Озвученный Росстатом рост заработных плат сильно выше роста ВВП, обращает внимание Олег Шибанов. «Поэтому почти очевидно, что основная компонента реальных располагаемых доходов — заработная плата — чувствует себя нормально в среднем по населению», — отмечает профессор.

И рост зарплат продолжается. «В середине сентября было объявлено, что для работников бюджетной сферы, не подпавших под действие майских указов президента, будет проведена индексация жалованья на 4,3% с 1 октября 2019 года и на 3,8% с 1 октября 2020 года», — напоминает Михаил Ханов. Со временем увеличение доходов бюджетников способствует росту среднего уровня зарплат в частном секторе, а также в сером сегменте экономики, добавляет он.
4. Почему мы не замечаем, что стали жить лучше?

Потому что растут только зарплаты. «А остальные виды доходов — от предпринимательской деятельности, от финансовых активов и так далее — стоят на месте или снижаются. Если смотреть на реальные доходы населения, то там как было болото, так оно и есть», — говорит Антон Табах. «Поэтому по итогам всего года рост реальных доходов будет незначительным или даже уйдет в отрицательную зону», — предполагает Олег Шибанов.

«Номинальные зарплаты, действительно, растут, но весь этот рост съедается всевозможными обязательными платежами, и динамика этого роста пока не позволяет, к сожалению, говорить о какой-то серьезной позитивной тенденции, — отмечает начальник отдела инвестидей «БКС Брокер» Нарек Авакян. — Но даже рост зарплат в пределах 3% — это, в принципе, очень умеренно».

Впрочем, Орешкин, напомним, считает этот рост серьезным. Более того, настолько серьезным, что он потянет за собой и рост доходов — аж на целый 1% по итогам этого года. Заявление, прозвучавшее из уст министра, привлекло к себе внимание еще и этим противоречием. Насколько серьезно говорить о росте, оперируя цифрами в 1—2—3%?
5. 2% — разве это много?

«Вообще говоря, экономика растет по итогам года примерно на 1%. Поэтому любой рост зарплат, который оказывается выше роста ВВП, уже «серьезен», — говорит Олег Шибанов. При этом добавляет: «Но по ощущениям людей, вероятно, это недостаточно быстрые темпы».

По меркам развитых стран рост доходов в 1—2% — это хорошие цифры, указывает Антон Табах. «Но в условиях, когда мы привыкли исторически, что у нас все растет и падает очень сильно, это очень мало, — поясняет экономист. — И все недовольны». И ясно почему.

«Для сравнения: по итогам непростого 2016 года реальные располагаемые доходы граждан сократились на 5,8%, и это было очень ощутимо, — говорит Михаил Ханов. — И понадобится не один год для того, чтобы вернуться к среднему уровню доходов до 2014 года».

Из данных социологических опросов видно, что граждане хотели бы увеличения заработных плат, как это было в 2000-е годы, говорит Шибанов. «Можно вспомнить, что в 2000—2007 годах реальная заработная плата росла более чем на 10% ежегодно, что позволило тогда не только обеспечить рост реальных денежных доходов населения, но и снизить уровень бедности более чем в два раза — с 29% до 13,3%», — поясняет начальник лаборатории исследований пенсионных систем и актуарного прогнозирования социальной сферы Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Елена Гришина.
6. Рост доходов будет временным или постоянным?

Обещают, что постоянным. Минэкономразвития прогнозирует, что в следующем году рост реальных располагаемых доходов составит 1,5%, в 2021-м — 2,2%, а в 2022—2023 годах — 2,3%. Чем будет обеспечен этот рост?

«На днях стало известно, что страховые пенсии более чем 30 миллионов неработающих пенсионеров с 1 января 2020 года вырастут на 6,6%, что существенно выше официального уровня инфляции, — рассказывает Михаил Ханов. — Аналогично стипендии студентов в 2020 году будут проиндексированы на 3% и еще на 4% в 2021 и 2022 годах. Кроме того, в СМИ появляются сообщения по поводу предстоящих сокращений и оптимизации кадров в бюджетной сфере. При этом предполагается, что заработная плата оставшихся на своих местах служащих будет увеличена».

С точки зрения макроэкономики правительство имеет реальные ресурсы для повышения доходов граждан через увеличение государственных расходов, считает Ханов. «В 2020 году ожидается рост государственных расходов, что в конечном итоге должно увеличить доходы населения, — говорит экономист. — Кроме того, уже сейчас идут горячие споры по поводу инвестирования средств Фонда национального благосостояния. К концу текущего года его размер может увеличиться до 7% от ВВП, после чего правительство получит формальное право инвестировать средства фонда. Если дополнительные доходы начнут тратиться внутри страны, это также станет стимулом для увеличения доходов населения».

Но все же обеспечивать доходы большинству населения страны должен бизнес, а не государство, полагает Антон Табах. И хотя ситуация там разнится, в целом состояние рынка труда сейчас благоприятно для работника и способствует росту зарплат. «Даже несмотря на повышение пенсионного возраста, так как оно вводится постепенно, — уточняет Табах. — Сегодня работодатели жалуются, что никого найти не могут. Правда, необходимо уточнение: «на предложенные зарплаты», но это значит, что следующий шаг, скорее всего, это подтягивание зарплат».
7. Но можно все-таки, чтобы зарплаты росли как-то посерьезнее?

Нет. Быстрый рост зарплат, как в 2000-е, технически невозможен, категоричен Олег Шибанов. «Для этого деловая активность должна существенно улучшиться, а это пока, при потенциальном росте в 1,5—2%, едва ли начнется, — говорит Шибанов. — Производительность труда у нас также растет медленно, так что неясно, как может рост реальных располагаемых доходов превышать 2%». Не верит в возможность существенного роста зарплат и Елена Гришина.

В основе существующих проблем российской экономики лежат институциональные проблемы, напоминает Николай Кащеев. «Они не решаются вообще, поэтому все остальное работает только на 2%», — уверен экономист.
8. То есть шансов на существенную прибавку нет никаких?

Это как сказать. Может быть, в бюджетном секторе и нет денег, чтобы повышать расходы на заработные платы более чем на условные 2% в год, но ведь это общие расходы, и в том, как они распределяются, есть огромный резерв для того, чтобы улучшить жизнь обычного врача или школьного учителя.

«Средние цифры зарплат по медицине или образованию включают в себя очень сильный региональный разброс и очень сильный разброс между начальством и работниками, — рассуждает Антон Табах. — Те конфликты, что мы сейчас видим в медицинских учреждениях по всей стране, — это на самом деле классическая классовая рознь. Пора перестать воспринимать главврача и лечащего врача как представителей одного социального слоя. Уже лет пятнадцать, как это не так. В марксистской терминологии это классовые враги. Сейчас перед нами разворачивается классический конфликт по Марксу между «рабочими» и «капиталистами». Только капиталисты — это государственные менеджеры, а рабочие — это образованные люди в белых халатах или школьные учителя».

Поэтому вопрос не в повышении средних зарплат в бюджетных учреждениях, а в наведении в них порядка, уверен Антон Табах. А это уже задача профсоюзов. «Самое страшное с точки зрения что бизнеса, что государства — это если профсоюзы перестанут быть декоративными и станут реальными организациями, — говорит экономист. — Потому что, когда они появляются, ситуация меняется очень быстро».

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также