Сможет ли укрепившийся рубль стать новой резервной валютой

— Роль основных драйверов российского рубля сейчас играют несколько факторов. Во-первых, многие оптимисты надеются, что с приходом к власти в США Дональда Трампа с России будут сняты санкции, причем уже в этом году. Мы столь оптимистичных взглядов не разделяем, но допускаем, что определенное «потепление» в отношениях действительно может наблюдаться.

Во-вторых, стоит отметить масштабный приток спекулятивного капитала в российские активы. Хочется особенно выделить долговой рынок, где доходность 10-летних ОФЗ демонстрирует впечатляющее снижение и вот-вот пересечет психологическую отметку в 8%. Спрос на наши бонды вызван как минимум тем, что в планы ЦБ РФ входит постепенное снижение ключевой ставки на фоне угасания инфляционного давления. Чем ниже ставка Банка России, тем ниже доходность бондов, а их цена — выше.

Соответственно, покупая наши облигации сейчас, игроки пользуются, вероятнее всего, самыми выгодными условиями на долговом рынке за этот год. Это является мощным фактором поддержки нашей валюты.

В целом, сейчас ситуация с рублем выглядит намного более позитивной, чем год назад. Большую часть 2016-го валюта провела в диапазоне 60-67 рублей за доллар США, а в начале 2017-го активно тестирует нижнюю границу этого канала.

Однако, с нашей точки зрения, расслабляться рано. Корреляция рубля и нефти ослабела, но все еще четко прослеживается. Если нефть опустится к 50 долларам за баррель или еще ниже, о стабильном рубле придется забыть.

Также многие эксперты уже не исключают, что при позитивных внешних факторах в ближайшем будущем рубль может стать новой мировой резервной валютой. Но на данном этапе развития РФ это нереализуемо, как минимум из-за геополитической напряженности и действующих санкций. Доллар США завоевывал себе это звание десятилетиями, и пока мы не видим предпосылок к изменению ситуации.

Читайте также