Власти накопили перед кризисом ликвидные активы на 18 трлн рублей

Ликвидные активы федерального правительства — рублевые и валютные депозиты федеральных органов власти в банках и ЦБ — составили 15,3 трлн рублей по состоянию на 1 марта 2020 года, пишет РБК, проанализировав данные Банка России. Кроме ликвидности федерального центра, на банковских счетах на 1 марта лежало 2,4 трлн рублей денежных средств региональных правительств. Таким образом, ликвидные активы федеральных властей, регионов и внебюджетных фондов достигали 17,7 трлн рублей (более 16% ВВП).

Накопленная перед кризисом ликвидность федерального центра включает в основном валютные средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и валюту, которую Минфин успел купить в начале 2020 года при ценах на нефть выше 42,4 доллара за баррель, а также рублевые остатки на счетах федерального бюджета и остатки средств на счетах внебюджетных госфондов. При прочих равных денежные запасы федеральных органов в рублевом эквиваленте могли вырасти за март еще как минимум на 1,2 трлн рублей в связи с ослаблением рубля — по данным курсовой переоценки валюты в ФНБ Минфина. Объем ликвидных средств ФНБ, хранящихся на счетах в ЦБ, на 1 апреля составлял 11,1 трлн рублей, без учета рублей, зарезервированных на покупку акций Сбербанка, — 9,6 трлн. Также на счетах в ЦБ лежит валюта на 0,66 трлн рублей, приобретенная Минфином для ФНБ, но еще не зачисленная в фонд; при этом одновременно в марте ЦБ начал упреждающую продажу валюты в рамках бюджетного правила (продал 191 млрд рублей) и, вероятно, спишет позднее эту сумму из средств Минфина. На начало апреля остатки средств федерального бюджета составили 1,85 трлн рублей (в том числе 1,2 трлн на банковских депозитах).

Траты резервов ФНБ по действующему бюджетному правилу компенсируют только нефтегазовый дефицит — для других целей они не предназначены, объясняют эксперты. Если снизятся ненефтегазовые доходы, то компенсировать их придется другими источниками — главным образом дополнительными госзаимствованиями. Потратить резервы ФНБ больше, чем позволяет бюджетное правило, не получится, и служить источником дополнительных расходов на стимулирование экономики они не смогут. Для чистого увеличения прямых расходов на стимулирование экономики понадобится приостановка бюджетного правила, уверены эксперты.

В 2020 году общий объем выпадающих доходов бюджета составит 3–4 трлн рублей при ценах на нефть 25–35 долларов за баррель относительно первоначального бюджетного плана при средней цене нефти 57 долларов, отмечает заместитель директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов. Бюджетная роспись Минфина на 1 апреля предполагает общие расходы в 2020 году на уровне 20,8 трлн рублей, доходы — чуть более 20 трлн. При сокращении общих доходов на 3–4 трлн рублей ожидаемый дефицит в размере более 3 трлн удастся закрыть продажами валюты из ФНБ по бюджетному правилу только на 1,1–1,7 трлн рублей, остальное придется покрывать заимствованиями, оценивает Куликов.

По расчетам Виктора Тунева из УК «Агидель», при цене Urals 30 долларов за баррель расходование резервов ФНБ составит около 2 трлн рублей, а при цене 20 долларов — уже около 3,8 трлн. Но это из расчета за полный год, а за девять месяцев 2020 года сумма расходования составит примерно 60% от годовой, или 1,2–2,2 трлн рублей. К этому нужно прибавить пополнение ФНБ на 0,7 трлн рублей за счет валюты, купленной в I квартале. В итоге по 2020 году получатся чистые траты ФНБ от операций в 0,6–1,2 трлн рублей, отмечает Тунев. Министр финансов Антон Силуанов говорил, что траты ФНБ в 2020 году составят порядка 600 млрд рублей при цене нефти 30 долларов за баррель Urals.

Власти рассматривают опции наращивания фискальных стимулов сверх того, что позволяет сейчас бюджетное правило. Это следует из закона о приостановлении отдельных положений Бюджетного кодекса, подписанного президентом 1 апреля. В нем депутаты разрешили правительству увеличить общие расходы бюджета в 2020 году, во-первых, на величину доходов Центробанка от продажи акций Сбербанка правительству, которые он перечислит в федеральный бюджет, а во-вторых, на сумму дополнительных поступлений от «отдельных видов» ненефтегазовых доходов. Формулировка об «отдельных видах» ненефтегазовых доходов означает, что правительство готово увеличить расходы на поддержку экономики на сумму прироста определенных видов ненефтегазовых доходов, даже если общие ненефтегазовые доходы сократятся в 2020 году.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также