Анатолий Вассерман о дефолте США и внешнем долге

Вопрос: Дефолт США: возможен ли он и когда его можно ожидать?

А Вассерман:

Дефолт по государственным обязательствам Соединенных Государств Америки считается невозможным, поскольку все эти обязательства номинированы в долларах, и предполагается, что доллары всегда могут быть напечатаны по мере надобности. Точно так же, как 17 августа 1998 года Российская Федерация объявила одновременно об отказе поддержания курса рубля, т.е. о печатании его в любых необходимых количествах, и об отказе от выплат по своим казначейским обязательства, номинированных в рублях. Тогда многие удивлялись, как же так: хватило бы любой одной из этих мер, зачем проводить обе сразу? А за тем, что печатание валюты в неограниченных количествах резко понижает ее курс и создает множество проблем, связанных уже не только с обслуживанием долга, но и с текущей экономической деятельностью страны.

Если российская Федерация смогла, благодаря падению курса своего рубля, развить значительное импортозамещение, используя еще не разрушенную часть промышленности, то Соединенные Государства, значительно дольше Российской Федерации заменявшие собственное производство импортом, скорее всего, испытают при такой замене больше трудностей. Я уже не говорю о том, что отказ от обслуживания долга, как показал опыт той же Российской Федерации, лишь ненадолго отрезает доступ к новым кредитам, и поэтому те же Соединенные Государства могут надеяться, что в случае отказа от оплаты старых долгов они тоже скоро найдут способ сделать новые.

Но еще раз повторю, что главное, что резкое обесценивание валюты, нужной для того, чтобы покрыть ею свои обязательства, создает множество новых проблем. И для Соединенных Государств эти проблемы несравненно тяжелее, чем для Российской Федерации. Поскольку благосостояние Соединенных государств опирается прежде всего на то, что их доллары используются для обслуживания большей части мирового товарооборота. И они печатают новые доллары не в меру развития собственного производства, а общемирового. И благодаря этому могут печатанием долларов покрывать значительную часть собственных потребностей.

Если доллар резко упадет в цене, это скорее всего приведет к тому, что большая часть мирового товарообмена вынужденно перейдет с долларов на какие-то иные средства взаиморасчетов. И тогда доллары, не востребованные за рубежом, вернутся в Соединенные Государства, обваливая курс вообще ниже плинтуса. А главное печатать новые доллары станет невозможно, ибо их уже не будут использовать для общемирового товарообмена. Поэтому я полагаю, что Соединенные государства до последней технической возможности будут отказываться от самой мысли о дефолте, будут до последней возможности покрывать старые долги с залезанием в новые. Ну, а когда эта пирамида рухнет, точно предсказать невозможно.

Я только полагаю, что в ближайшие пару лет большая часть стран будет изучать, как сказались на благосостоянии Российской Федерации ее взаиморасчеты с партнерами не в долларах, а в национальных валютах. И в зависимости от результатов этого эксперимента будут решать, стоит ли и им отказаться от долларов.

Ну, а по приблизительным оценкам, как только примерно четверть общемирового товарооборота будет обслуживаться не долларами, пойдет лавинообразный отказ от долларов, и, соответственно, лавинообразный отказ от выдачи Соединенным Государствам Америки новых кредитов для покрытия старых. Так что, полагаю, в ближайшие пару лет американский дефолт крайне маловероятен, а дальше это уже зависит от успехов российской экономики.

Вопрос: Как вы оцениваете предложение некоторых экономистов российским госкомпаниям отказаться от обслуживания внешнего долга? Возможны ли такие меры со стороны России и к чему они могут привести?

А Вассерман:

Отказ Российской Федерации в целом или отдельных государственных компаний от обслуживания внешнего долга, естественно, в первую очередь приведет к невозможности получать новые кредиты. То есть все покупки за рубежом придется делать с немедленным взаиморасчетом, или даже с предоплатой. Это технически, наверное, возможно, но крайне неудобно. Грубо говоря, чем дольше вы не платите за товары, ввозимые из-за рубежа, тем большую прибыль вы успеваете получить до погашения долга.

И, кроме того, отказ от погашения долгов, вызывает иски о принудительном их погашении путем ареста имущества компании за рубежом. Если компания государственная, то требование ареста будет, скорее всего, распространено на все государственное имущество, независимо от того, кому оно в данный момент принадлежит и в какой мере относится к конкретной компании. В принципе от таких арестов отбрыкаться можно, но достаточно тяжело. Вспомним, сколько времени ушло на борьбу с фирмой «Нога», которая требовала выплат по контракту, явно кабальному и явно не подлежащему исполнению именно в силу своей кабальности, то есть навязывании своих условий одной стороны другой. Тем не менее, даже в таких юридически простых обстоятельствах пришлось бороться с этой фирмой много лет подряд. А тут обстоятельства будут далеко не столь юридически бесспорны.

Конечно, можно было бы отказаться от погашения долгов тем компаниям, чьи страны участвуют в антироссийских санкциях. Но это тоже достаточно сомнительно. А главное, в этом случае долги будут немедленно переуступлены посредникам из нейтральных стран, и платить все равно придется. Поэтому наши компании будут стараться оплачивать свои долги до последней возможности. Тем более что это на самом деле не так уж сложно: невзирая ни на западные санкции, ни на разрушительную деятельность экономического блока Российской Федерации, суммарный платежный баланс Российской Федерации до сих пор остается положительным. Иллюзия дефицитности создается только массированным выводом российских доходов за рубеж через разнообразные правительственные резервные фонды. И нам достаточно отказаться от этого вывода в фонды, чтобы без особого труда погасить все долги.

Вопрос: Госдума начала обсуждение резолюции об аннексии ГДР Западной Германией. Были ли аннексия или это было воссоединение страны на демократических основаниях и с соблюдением всех процедур?

А Вассерман:

Насколько я могу судить на основании того, что в 89-90 гг. писали и показывали в советских СМИ о настроении граждан Германской Демократической Республики, большинство их в тот момент действительно желало воссоединения страны. Не только по соображениям национального единства, но и просто потому, что в тот момент Федеративная Республика Германия выглядела гораздо благополучнее Германской Демократической республики. Ну, и рыба ищет где глубже, человек – где лучше. Причем тогда это было столь очевидно, что никто не удосужился справиться о проведении необходимых формальностей. Конечно же, следовало тогда провести референдум, чтоб он дал юридически безупречный результат. А сейчас, поскольку референдум не проведен, есть возможность сомневаться в юридической чистоте тогдашнего воссоединения.

Тем не менее, я полагаю, что неудачное юридическое оформление тогдашнего процесса не отменяет его содержательной обоснованности. Другое дело, что присоединение прошло в режиме аннексии. То есть на Германскую Демократическую Республику были полностью распространены законы Федеративной Республики Германия без попыток как-то адаптировать эти законы с учетом различий в накопленном историческом опыте. Но опять-таки в тот момент восточные немцы ничуть не возражали против того, что на них распространятся законы, сочиненные немцами западными.

Словом, сейчас мы, конечно, можем дразнить немцев тем, что они, нация формалистов, как принято считать во всем мире, не удосужились провести необходимые формальные процедуры. Но содержательно воссоединение Германской Демократической Республики с Федеративной Республикой Германия остается именно воссоединением. Я только надеюсь, что, когда вливаться в состав Германии будет последняя из еще не объединенных немецких земель, а именно, Австрия, необходимые формальные процедуры будут проведены.

Российская Федерация учла немецкий опыт, и присоединение Крыма проведено вполне юридически безупречно. А Донецкая и Луганская Народные Республики, поскольку во многих аспектах, к сожалению, отступили от общепринятой формы, так и остались пока в статусе непризнанных. И им придется для воссоединения, скорее всего, добиться проведения референдума уже по всей территории вплоть до реки Збруч. И тогда уже ни Федеративная Республика Германия, ни самопровозглашенные Соединенные Государства Америки, признанные остальным миром с очень большим опозданием в несколько десятилетий, ни многие другие желающие объявить любое действие любого русского незаконным не смогут придраться к форме грядущего воссоединения Украины с остальной Россией.

Читайте также