Доходы ИГИЛ от продажи нефти рухнули на 90%

Доходы «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в России) от продажи нефти рухнули более чем на 90%.

Согласно данным USA Today, ссылающейся на статистику американской коалиции, ИГ сократило добычу нефти в Ираке и Сирии так сильно, что доходы упали до менее $4 млн по сравнению с $50 млн в месяц на пике.

Продажа нефти была основным источником дохода ИГ с 2014 г., именно за счет этих средств террористы могли финансировать свои глобальные кампании и управлять своим самопровозглашенным «халифатом».

Нефть составляла около половины доходов группы. Остальные доходы приходились на грабеж, также боевики заработали около $500 млн за счет вымогательства денег у жителей захваченных городов и ограблений банков.

Эти источники также истощаются, так как боевики потеряли большинство крупных городов, а большая часть похищенных денег уже потрачена или уничтожена.

Для боевиков и их лидеров потеря половины дохода – весьма критичный фактор, так как вместе с этим сокращается их территория, а значит и способность облагать налогами людей.

История вопроса
В 2014 г. нефтегазовые доходы и денежные резервы ИГ превышали $1 млрд, а весной 2015 г. боевики контролировали несколько богатых месторождений нефти в Ираке.

В документальном фильме телеканала «Аль-Джазира» о нефтяных доходах ИГ говорится, что основные объемы нефти продавались независимым трейдерам в Сирии и Ираке. Кроме того, у ИГ покупали топливо другие повстанческие группы в Северной Сирии, которые сами боролись против «Исламского государства», так как иного источника топлива просто не было.

Но как только ИГ потеряла контроль над крупными нефтепромыслами, ее доходы начали стремительно сокращаться. Они упали как минимум на $1 млн в день. Зарплаты боевикам были сокращены вдвое, а потом последовало повторное аналогичное сокращение. Чтобы компенсировать потерянные доходы, были даже введены жесткие меры экономии.

Новым источником доходов ИГ стало сельское хозяйство и, в частности, пшеница. В новом докладе Syria Deeply отмечается, что теперь террористы торгуют пшеницей, так как самая большая часть плодородных земель теперь не контролируется сирийским правительством, а находится на территориях, захваченных «Исламским государством».

Специалисты «Барселонского центра по международный отношениям» (Barcelona Centre for International Affairs) в конце 2016 г. подсчитали, что общая стоимость захваченных 2,45 млн тонн пшеницы равна размеру нефтяных доходов ИГ за 2014 г. и начало 2015 г.

Эксперты отмечают, что не могут точно сказать, случайно или намеренно боевики ИГ захватывали плодородные земли, но теперь это важный источник дохода.

В основном нефтяные доходы были снижены за счет атак на нефтяную инфраструктуру: уничтожено около 3 тыс. грузовиков, перевозивших нефть, цистерны, мобильные нефтеперерабатывающие заводы и другие объекты.

При этом в некоторых случаях необходимо не уничтожать НПЗ, а прекратить его работу, чтобы восстановление не было слишком дорогим, после того как боевики «Исламского государства» будут изгнаны.

Атаки проводились как американской коалицией, так и сирийскими военными при поддержке российской авиации. До российских авиаударов по объектам нефтяной промышленности террористов последние контролировали добычу 34-40 тыс. баррелей в сутки. После потери важных нефтяных районов недалеко от Мосула показатель снизился до 8 тыс. баррелей тяжелой нефти в день.

США назвали эту воздушную кампанию «Операция «Приливная волна II» в честь бомбардировки нефтеперерабатывающих заводов 1943 г., которые были необходимы для удара по Германии во время Второй мировой войны.

Обычно ИГ продает нефть по $25 за бочку, но многое зависит от качества, себестоимости добычи и заказчика. Иногда цена достигает $45, что очень близко к ценам на мировом рынке, поскольку в этом случае нефть продается отдельным группировкам, которым она необходима для продолжения войны.

ИГ захватило множество важных объектов и нефтедобывающих регионов, в том числе нефтеперерабатывающий завод Байджи в Ираке и богатый нефтью регион Дейр-аль-Цур в восточной части Сирии.

Бизнес был очень простым: боевики продавали грузовики, полные сырой нефти, посредникам, которые ее очищали и вывозили контрабандой из страны или продавали на месте. Доход от такой деятельности превышал $500 млн в год.

Тенденция к потере денег террористами усилилась, когда местные силы в Ираке и Сирии вновь захватили крупные города.

Для властей Ирака и Сирии возврат контроля над нефтедобывающими регионами – очень важный фактор победы. Поэтому сейчас они тратят большие силы для возвращения этих провинций.

По мере утраты территории «Исламское государство» отступило к ряду городов и деревень вдоль реки Евфрат, простирающейся вдоль границы Ирака и Сирии.

Потеря местности и доходов вынуждает «Исламское государство» отказаться от своей мечты об управлении большими территориями и вместо этого стать гораздо меньшей, хотя и смертельной террористической организацией.

Аналитики и военные уделяют пристальное внимание тому, во что превращается ИГ. Боевики хотят управлять реальной страной, а сейчас это невозможно, и для них это серьезный психологический удар.

Читайте также