Хватит ли $17 млрд оживить экономику Южной Кореи?

Как лучше всего поддержать компании, обеспечивающие рост ориентированной на экспорт южнокорейской экономики, в то время как весь мир замедляет темпы?

Ответом правительства на этот вопрос стал так называемый «исключительный» законопроект, который через налоговые послабления и уменьшение бюрократических препон при слиянии должен помочь наиболее пострадавшим секторам провести реструктуризацию.

Закон был одобрен парламентом в феврале и вступает в силу в августе. Но Пак Кын Хе, президент Южной Кореи, считает, что необходимы дополнительные меры. 28 июня она предложила пакет по стимулированию в размере 20 трлн вон ($17 млрд).

С января 2015 г. экспорт Южной Кореи уменьшается каждый месяц по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. В начале июня центральный банк снизил ключевую ставку на 0,25%, доведя ее до исторического минимума в 1,25%.

Тем не менее на этой неделе правительство пересмотрело в сторону понижения свой прогноз роста ВВП на этот год, сделанный в декабре, с 3,1% до 2,8%. По словам Пак, экономическая ситуация как внутри, так и за пределами страны, «как никогда тяжелая».

Но четвертая крупнейшая экономика Азии испытывает проблемы уже какое-то время. Рост замедлился со среднего показателя в 4,4% в период с 2001 по 2011 гг. до 2,8%. Замедление в Китае, куда направляется четверть южнокорейского экспорта, оказалось особенно болезненным, отмечает британский журнал The Economist.

Низкие цены на нефть сильно ударили по кораблестроителям, производящим большое количество буровых установок и другое оборудование для добычи нефти под морским дном.

На этой неделе правительство объявило, что около 60 тыс. человек могут потерять работу в кораблестроительном секторе, где в общей сложности занято около 200 тыс. человек и на который приходится 7,6% южнокорейского экспорта.

В июне Пак пообещала поддержать с помощью государственных кредитов три крупнейшие верфи страны — Hyundai Heavy Industries, Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering и Samsung Heavy Industries, общие убытки которых в прошлом году достигли 6,4 трлн вон.

Правительство также озабочено низкими тратами граждан. Снижение процентной ставки должно помочь уменьшить стоимость обслуживания кредитов для домохозяйств. Значительная часть средств пакета по стимулированию будет направлена на переподготовку и субсидии, стимулирующие занятость среди не имеющих длительное время работу граждан (в форме выплат или налоговых льгот предпринимателям).

По мнению Ли Ду-Вон, профессора экономики из Университета Йонсей в Сеуле, если все эти вливания будут проведены должным образом, они могут увеличить рост ВВП в этом году на 0,4%.

Однако частота подобных пакетов, а их было три, с тех пор как Пак стала президентом в 2013 г., указывает на их невысокую эффективность. В 2014 г. на стимулирование экономики правительство выделило 44 трлн вон, а в прошлом июле на эти же цели было направлено 22 трлн вон.

Между тем, учитывая относительно низкий коэффициент долга к ВВП по сравнению с другими богатыми странами (37%) Южная Корея могла бы увеличить нынешний пакет как минимум в три раза, считает Фредерик Нюман из HSBC.

Согласно недавнему опросу общественного мнения, проведенному газетой Choson Ilbo, почти 60% южнокорейцев ожидают в этом году такую же экономическую ситуацию, как во время азиатского финансового кризиса в 1997-1998 гг. Четыре последних квартала Южная Корея имела самый низкий уровень потребительской уверенности в мире, утверждает Nielsen.

В то же время с января по март заимствование домохозяйств увеличилось на 11% по сравнению с прошлым годом, это один из самых высоких темпов в регионе. Это указывает на то, что южнокорейцы берут в долг для сохранения своего уровня жизни. Так что «экстраординарные» меры, о которых на этой неделе говорила Пак, все еще необходимы.

Читайте также