Как Китай проблему «плохих» кредитов решал

Два месяца назад стало известно, что Китай надеется избавиться от «плохих» долгов за счет конвертации долговых обязательств в акции с последующей продажей их на бирже.

Это предложение, по сути, является масштабной национализацией тех коммерческих банков, которые не были явно контролируемы государством. Власти получат «ключ капитала» к компаниям, которым госбанки ранее давали обеспеченные кредиты, по которым больше не платят, так как денежный поток даже не может покрыть процентные платежи.

Народный банк Китая предлагает самую масштабную конвертацию долга в акции в истории. Это также означает, что банки по всей стране теперь будут новыми владельцами акционерного капитала компаний, хотя и не будут иметь возможность истребовать процентные платежи.

Кроме того, они смогут высвободить резервы, создаваемые для защиты от «плохих» кредитов.

Для чего проводить всю эту операцию? Ну, можно было бы предположить, что таким компаниям снизят долговую нагрузку, смогут оптимизировать производство, что даст экономике новый импульс. А банки также получат возможность использовать освободившиеся деньги для нового кредитования.

То есть компании опять будут брать кредиты, по которым не смогут платить. Круг замкнулся.

На самом деле, ЦБ Китая просто хочет волшебным образом уничтожить триллионы неработающих кредитов на балансах банков. Банки смогут хотя бы частично возместить эти потери, получив долю в капитале, которую смогут потом продать. Тем самым они будут готовы к следующей волне роста неработающих кредитов.

Саму проблему это не решает, но для банков подобное выгодно. Коммерческие банки Китая, по сути, находятся под опекой государства, а «инвестиции в акционерный капитал» могут использоваться в качестве залога. По существу, одним простым движением Пекин собирается «гарантировать» триллионы «плохих» долгов.

Да, это самая большая «теневая» национализация в истории, при которой триллионы «плохих» кредитов неплатежеспособных предприятий станут инвестициями в акционерный капитал в тех же предприятиях, но никто не получит никаких новых денег.

Это означает, что до своего банкротства предприятия продержаться еще несколько кварталов, а потом будут либо реорганизованы, либо ликвидированы.

Неплатежеспособный проблемный корпоративный сектор Китая получит возможность выпустить еще больше долга, а значит, общий долг Китая, оцениваемый некоторыми экспертами в 350% ВВП, может превзойти показатель Японии (400% ВВП) в течение года.

Оценки общего долга Китая
В начале 2015 г. McKinsey сообщила об оценке общего долга Китая в размере 282% ВВП. При этом отмечалось, что показатель увеличился со 157% в 2007 г.

С тех пор различные организации выпустили множество оценок долга, и все они различались.

В январе 2016 г. Goldman Sachs оценил долг по итогам 2015 г. на уровне 216%. Несколько месяцев спустя вышел новый отчет, в котором прогнозировался рост показателя до 270% в течение 2016 г.

И это самые мягкие оценки. По мнению Macquarie, долги Китая составляет $35 трлн, то есть почти 350% ВВП.

Истину не знает никто, а официальные оценки КНР довольно бесполезны, поскольку теневой банковский сектор слишком огромен и это ухудшает точность оценок и прогнозов.

Общий долг состоит из различных компонентов, в том числе государственного, корпоративного, банковского и бытового долгов.

В случае Китая именно рост корпоративного долга является особенно опасным. По данным McKinsey, корпоративный сектор страны уже имеет более высокое отношение долга к ВВП, чем в США, Канаде, Южной Корее или Германии.

В S&P подсчитали, что китайский корпоративный долг составляет около 160% по сравнению с 98% в 2008 г. В США этот показатель, например, составляет 70%.

Власти Китая не стали ждать
Хотя два месяца назад казалось, что это только планы, которые активно критиковали экономисты, Пекин к концу апреля уже реализовал программу списания безнадежного долга в обмен на акции более чем на $220 млрд.

Темпы действительно большие: за два месяца объем такого свопа составил около $100 млрд.

Борьба с «плохими» кредитами стала одной из основных целей Пекина в последние месяцы, хотя это больше похоже на борьбу с ветряными мельницами. Рано или поздно такие махинации с неработающими кредитами приведут к сильнейшим проблемам хотя бы потому, что заставлять банки вкладываться в акции проблемных банков – это отбирать у них потенциальную прибыль. Лучше от этого точно не будет.

Заменив один плохой актив на другой, власти Китая купили себе несколько кварталов отсрочки. Но долговая бомба, связанная с неработающими кредитами, в любом случае взорвется, если только не будет структурных изменений.

Согласно официальной статистике эти кредиты составляют всего 1,7% кредитного портфеля. Но, к сожалению, в реальности цифры значительно хуже.

Оценки здесь различаются очень сильно. Самые негативные говорят о показателе на уровне 15-21%. Даже в МВФ оценивают показатель на уровне 15,5%, так что в реальности он может как раз находиться около 20%.

При этом потенциальные убытки банков от «взрыва» неработающих кредитов, по подсчетам МВФ, составят 7% ВВП. Это, в принципе, управляемый уровень потерь, но он возможен только в случае оперативного вмешательства властей и проведения необходимых реформ.

Отметим, что эти цифры справедливы для крупнейших компаний, которые обладают хотя бы какими-нибудь приемлемыми рейтингами. Но даже 15%, 19% или 28% от общей суммы долга – это гигантские цифры, учитывая, что банковские активы Китая составляют $35 трлн.

Читайте также