Матвиенко рассказала о потенциале роста экономики России на 6-8%

У российской экономики есть немало точек для быстрого роста, государству нужно лишь правильно использовать имеющиеся ресурсы. Как это сделать, обсуждалось сегодня на юбилейном XXV съезде Российского союза промышленников и предпринимателей в Москве.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в своем анализе как обычно опиралась на данные мониторинга экономической ситуации в регионах.

«По нашей оценке, оценкам ведущих ученых РАН, экспертных институтов, потенциал роста экономики России — это не 1,5-2%, как заложено в официальном прогнозе социально-экономического развития, а 6-8%. И для этого не нужно ждать долгие годы», — заявила она.

По словам спикера, регионы уже сейчас, вопреки внешним и внутренним трудностям, реализуют крупные и по-настоящему нужные стране проекты.

«Главное сегодня — не просто регистрировать проблемы, а совместными усилиями государства и предпринимательского сообщества находить способы их решения», — подчеркнула спикер.

Так, например, заметных успехов Россия добилась в освоении информационных и так называемых сквозных технологий. Сегодня их использование способствует как повышению производительности, так и обеспечению технологической независимости страны. Большим потенциалом обладают такие сферы, как биоэкономика, аддитивные и IT-технологии.

«Необходимо всемерно наращивать государственную поддержку на этом направлении: увеличивать финансирование, снимать барьеры, которые сдерживают развитие высокотехнологичных компаний, создавать условия для формирования кадров для них», — сказала глава Совфеда, добавив, что здесь, безусловно, требуются совместные усилия государства, бизнеса, университетов и исследовательских центров.

Сожаление Матвиенко вызывает то, что сегодня вклад малого и среднего предпринимательства в российский ВВП, в занятость, в инновации в 2-3 раза ниже, чем в развитых странах. Исправлению ситуации может способствовать развитие взаимовыгодной кооперации между крупными компаниями и предприятиями малого и среднего бизнеса. Спикер Совфеда считает, что необходимо развивать подобную кооперацию, стимулировать крупные компании к вовлечению в свои проекты, причем на долговременной основе, предприятий малого бизнеса, в том числе через систему субконтрактов в рамках государственного заказа.

«Предлагаю вместе поработать над этим вопросом. Если нужны законодательные решения, вносите, мы обладаем правом законодательной инициативы, готовы обсуждать и вместе продвигать», — заявила председатель верхней палаты.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов в свою очередь заверил, что глава минэкономразвития Максим Орешкин начал работу по подготовке программы экономического развития России, предусматривающей темпы роста выше мировых. Дискуссии, по его словам, будут проходить параллельно и с предпринимательскими кругами, и с экспертным сообществом.

«К маю следующего года нам, скорее всего, нужен будет не попунктный план того, что делать, а общее видение того, какой будет страна к 2025 году, какова будет модель экономического развития», — подчеркнул Шувалов.

Министр финансов Антон Силуанов был больше сосредоточен на том, что происходит с экономикой страны в настоящее время. Он заверил участников съезда, что совокупный уровень налоговой нагрузки в 32% ВВП достаточен для обеспечения сбалансированности бюджета.

«Если смотреть на перспективу, я могу сказать, что нам достаточно этого объема доходов, чтобы выполнить все наши расходные обязательства», — отметил Силуанов.

При этом министр высказался против введения прогрессивной шкалы НДФЛ в ближайшие годы, назвав этот шаг «экономически нулевым», поскольку он только усложнит администрирование налога и ухудшит его собираемость.

У главы Минтруда Максима Топилина, который поддерживает в этом вопросе Силуанова, свое объяснение: в России до сих пор не легализован «серый сектор» экономики.

«Мне кажется, в большей степени нужно заниматься стабилизацией экономики, возможностью устанавливать стандартные условия для всех», — полагает Топилин.

Сейчас перед правительством стоит важнейший вопрос — повышение собираемости страховых взносов, что упирается в обширный «теневой сектор».

«За 15 миллионов человек в трудоспособном возрасте — если исключить инвалидов, женщин, ухаживающих за ребенком до 3-х лет, студентов — за 15 миллионов не уплачиваются страховые взносы. Я считаю, что для того, чтобы повысить собираемость, нужно эту серую зону закрывать, ведь речь идет о неконкурентных условиях ведения бизнеса», — резюмировал министр.

Глава Банка России Эльвира Набиуллина приехала на съезд с конкретной просьбой к РСПП: помочь прекратить разговоры о необходимости целевого финансирования отдельных «приближенных» предприятий.

«Когда говорят о том, что дайте дешевых кредитов целенаправленно лучшим предприятиям, мы понимаем, что эти предприятия будут выбираться административным путём. Для кого-то это будет счастье, но за дешевые кредиты кому-то заплатит весь бизнес более высокими процентными ставками и население, для которого будут более низкие ставки по депозитам», — заявила она.

В связи с этим руководитель ЦБ надеется, что РСПП сыграет большую роль в том, чтобы «уйти от пустых разговоров финансирования приближенного бизнеса через дешевый кредит и сформировать повестку, которая нужна для того, чтобы в стране развивались инвестиции». Для этого у Союза, по ее словам, есть и высокий профессиональный уровень дискуссий, и возможность привлекать лучших экспертов, и взвешенная проработанная позиция.

Набиуллина также сообщила, что текущий инфляционный тренд даёт основания для перехода к снижению ключевой ставки, тем не менее, ЦБ будет осторожен.

«Я хочу сказать — да, мы готовы к снижению ключевой ставки, но только на базе снижения инфляции, причем снижения инфляции, которая дает ее устойчиво низкий уровень», — сказала глава Центробанка.

Любое же другое снижение ключевой ставки, связанное с «мифическим повышением доступности кредитов», может привести к краткосрочному росту экономики при инфляционном всплеске, но подорвать основу для долгосрочного экономического роста.

«Мы считаем, что надо обязательно снижать инфляцию, потому что только при низкой инфляции появляются длинные деньги, что удлиняет пассивы в экономике, дает возможность для формирования ресурсов, инвестиционного роста», — подытожила Набиуллина.

Читайте также