Минфин отыгрывает провал по покупке валюты в мае

Министерство финансов с 7 июня по 6 июля направит на покупку валюты на внутреннем рынке 45,1 млрд рублей, объем ежедневных операций составит 2,1 млрд рублей, говорится в сообщении министерства. Это в пять раз выше закупки к предыдущему периоду. Эксперты подчеркивают, что Минфин уточнил свои расчеты, и скорее выравнивает провал закупки в предыдущем месяце, нежели наращивает объемы в этом. Профессор финансов Российской экономической школы Олег Шибанов говорит о том, что Минфин не увеличил, а скорее вернулся к прежнему уровню закупки валюты. «Надо сначала объяснить, почему был такой маленький объем закупки в предыдущем месяце.

Министерство покупало очень много с февраля. Если смотреть на цифры, то оно просто перебрало свой лимит в апреле, купило слишком много и было вынуждено сократить покупку в мае». В период с 10 мая по 6 июня покупка составила 8,5 млрд рублей с объемом ежедневных операций в 0,4 млрд рублей. В феврале на покупку валюты было направлено 113,1 млрд рублей, в марте — 70,5 млрд рублей, в апреле — 69,9 млрд рублей.

Шибанов пояснил, что министерство покупает валюту из денег, которые поступают от нефтяных сверхдоходов. Это происходит в случае, если нефть превышает $40 за баррель. «То правило, которое использует Минфин жестко завязано на ценах на нефть. Те деньги, которые получает Минфин, это та нефтяная цена, которая образуется на рынке», — сказал он.

Шибанов добавил, что публикуемые данные показывают, что текущие цены на нефть просели по сравнению с первым кварталом 2017 года. «Рост с 8,5 млрд до 45,1 млрд рублей очень незначительный на фоне того, что происходило в феврале и марте, где были большие объемы покупок. В этом смысле то, что мы видим сейчас – скорее показатель того, что, во-первых, нефтяные цены несколько упали по сравнению с первым кварталом. А, во-вторых, что Минфин чуть точнее оценил тот объем рублей, который будет ему поступать от сверхдоходов и разумным образом распределил это на 2 месяца», — заметил он, заключив, что «для валютного рынка 45,1 млрд рублей – это практически ничто, это копейки».

Аналитик «Уралсиб Кэпитал» Ирина Лебедева согласна с коллегой. «В предыдущем периоде было ненормально мало. Там был недобор на 46 млрд рублей по некоторым нефтяным налогом за предыдущий месяц. Так что это скорее возврат к более нормальному уровню закупки», — сказала она агентству «Прайм».

По ее мнению, закупка Минфином валюты – это способ потратить не все деньги из дополнительных доходов. «Это способы Минфина потратить не все из дополнительных доходов. Это не стабилизация. Закупку придумали в этом году и сколько она просуществуют, непонятно», — сказала она.

По ее словам, соглашение ОПЕК+ никак не отразилось на закупке валюты Минфином, с чем согласен и Шибанов. «Не было никаких движений нефти, чтобы повлиять на закупку Минфина. Они отталкиваются от плана по сбору нефтяных налогов. Они говорили, что в апреле переоценили доходы бюджета от нефти, и чтобы компенсировать недобор, сократили объем месячных интервенций», — подвела итог эксперт.

Директор по научной работе института экономической политики имени Гайдара, руководитель научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономики переходного периода Сергей Дробышевский не согласен с коллегами.

«Первая серия закупок была примерно в таком же объеме. Они примерно сопоставимы. В мае объемы были сокращены из-за усиления неопределенности в будущей динамике цен на нефть. Минфин несколько придержал покупку валюты, поскольку у него есть деньги на счетах. Сейчас, по всей видимости, с учетом решения ОПЕК и сегодняшними событиями, связанными с Катаром, очевидно, Минфин не ожидает возможных колебаний цен на нефть в сторону понижения», — сказал он агентству «Прайм», заметив, что «Минфин может свободнее распоряжаться теми средствами, которые у него сейчас на счетах».

В чем суть интервенций

Минфин в середине января заявил о запуске бюджетных правил, согласно которым начнет осуществлять операции по покупке и продаже валюты на внутреннем рынке, чтобы снизить влияние изменчивых нефтяных цен на колебания курса рубля и экономику в целом. Для совершения указанных валютных операций Минфин будет привлекать ЦБ. Минфин и ЦБ тогда заявили, что реакция этих операций на рубль будет нейтральной.

Регулятор, в свою очередь, заявил, что по-прежнему сохраняет свою приверженность политике плавающего валютного курса, означающей отказ от проведения валютных интервенций для воздействия на номинальный курс рубля. При этом Банк России оставил для себя возможность валютных интервенций для поддержания финансовой стабильности или накопления валютных резервов.

Предполагается, что по итогам 2017 года Минфин закупит валюты на сумму, эквивалентную 616 млрд рублей.

Рубль, рухнувший на фоне снижения нефтяных цен в 2014–2015 годах, в 2016 году существенно укрепился, что, по мнению российских властей, негативно сказывается на конкурентоспособности российских экспортеров. В начале текущего года первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов рассказал о планах правительства выработать совместные с ЦБ подходы для снижения долгосрочной волатильности реального курса рубля. Речь шла о запуске так называемого бюджетного правила, которое предусматривает, что в случае превышения уровня нефтяных цен в $40 за баррель Минфин будет покупать на рынке валюту на весь объем полученных дополнительных нефтегазовых доходов бюджета и направлять ее в резервы, а в случае падения стоимости барреля нефти ниже указанного уровня будет продавать валюту на рынке в объеме, соответствующем выпадающим доходам казны.

В конце мая Международный валютный фонд (МВФ) приветствовал решение российских властей о направлении в 2017 году дополнительных нефтегазовых доходов на покупку валюты для пополнения суверенных фондов, однако отметил необходимость реализовать планы по созданию постоянно действующего бюджетного правила.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также