Минэкономразвития обнаружило «ложку меда» в российской экономике

Минэкономразвития нашел «ложку меда» в продолжающейся целый год рецессии российской экономики. В июле достигнута точка перегиба, прирост ВВП составил 0,1%. Произошло это главным образом за счет добычи полезных ископаемых. Чем не повод для радости, если учесть, что годовое снижение валового продукта оказалось на уровне 4,6%, а с января 2015 года этот показатель упал на 3,6%. Что же, «точки перегиба» мы достигли, теперь осталось дождаться «точки перелома».

Статистические выкладки в документе, подготовленном Минэкономразвития, и анализ цен на углеводороды показывают, что нынешний кризис, протекающий, может быть, не так драматично, как в 2008–2009 годах, будет более затяжным. В том числе из-за санкций.

Мониторинг свидетельствует, что рецессия в экономике продолжается. Снижение ВВП к июлю прошлого года составило 4,6%, с начала года этот показатель упал на 3,6%. Основным негативом остается спад в строительстве и инвестициях. В целом в годовом выражении промпроизводство упало на 4,7%, за семь месяцев — на 3%.

В июле рост потребительских цен ускорился до 0,8% против 0,2% в июне, с начала года достигнув показателя 9,4%. Значит, в декабре инфляция точно перевалит за 15%. На этом фоне продолжается сокращение реальной заработной платы — в июле на очередные 0,8%.

Профицит внешней торговли в июле сократился на 34%, до $11,2 млрд. Экспорт товаров к середине года достиг всего $28,2 млрд (падение к июлю прошлого года почти 40%). Импорт упал на 42% — $17 млрд. При этом поставки в Россию продуктов, которые входят в санкционный список, снизился до $6 млрд. Это на 46% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Однако позитив Минэкономразвития все-таки отыскал. Оказалось, что после всех «сезонных очисток» в июле к июню достигнута «точка перегиба», прирост ВВП составил (аж!) 0,1%. Позитивное влияние оказали добыча полезных ископаемых (0,2%), обрабатывающие производства (0,1%), электроэнергетика, производство газа и воды, розничная торговля (все выросло на 0,2%).

Как известно, не так давно аналитики министерства ухудшили прогноз по ВВП в этом году до 3,3% с ожидавшихся ранее 2,8%. Глава МЭР Алексей Улюкаев заявлял, что российская экономика нащупала «дно» и итоги IV квартала будут заметно лучше III квартала. При этом был ухудшен и прогноз по росту валового продукта на 2016 год — с 2% до 1%.

«Все очень хрупко. Видно, что мы где-то на дне лежим, или как назвать это движение. Я думаю, что уж точно вниз не пойдем, а будем ли выходить заметно в рост — это сложно сказать», — заявил министр, находясь в командировке в Куала-Лумпуре. Вся эта словесная эквилибристика, вроде «точки перегиба», «хрупкого дна», свидетельствует о неуверенности Алексей Улюкаева. Конечно, самое лучшее в такой ситуации желать всем светлого будущего.

Михаил Крылов:

«Нам, инвесторам, важен реальный объем ВВП. Для его подсчета нужна адекватная оценка инфляции. Необходимо тщательнее взвешивать цены по доле регионов в физическом объеме группы продукции. Без изменений в статистическом учете инфляции показатель ВВП становится усредненным ориентиром динамики производства по отраслям, и не более того. Кроме того, в мониторинге отсутствуют публичные данные с более мелким дроблением по номенклатуре товаров. Без них любое изменение ВВП может быть индикатором только общего уровня производства. А увеличению физических объемов ВВП отнюдь не всегда отражает сопутствующий рост в денежном выражении. Например, рекордной добычи нефти могло бы и не быть при более высоких ценах на нефть. Наконец, увеличение производства электроэнергии, газа и воды не всегда свидетельствует об эффективности структуры себестоимости выпуска. В СССР себестоимость произведенной продукции могла быть больше цены, но для долгосрочных инвестиций важен как раз ценовой показатель конечной продукции».

Алена Афанасьева:

«К сожалению, восстановление экономики будет проходить медленнее, чем в 2009 году, так как при прошлом спаде основным драйвером стал внутренний спрос. В текущих условиях на фоне падения доходов населения, заниженной индексации заработной платы бюджетников, высокой инфляции надеяться на активность населения не приходится.

То, что цены на нефть продолжают падать, позволяет предположить, что далее ситуация будет развиваться по пессимистичному сценарию: в таком случае падение ВВП может составить 6,4%, что хуже показателей, отмечавшихся в 1998 году (5,3%), но несколько меньше уровня падения 2009 года (7,8%)».

Антон Краско:

«Я думаю, что во многом такие печальные результаты связаны с крайне неэффективной реализацией правительственной антикризисной программы. Из выделенных на эти цели 2,4 трлн рублей было потрачено на сегодняшний день менее 400 млрд. Объяснять это рисками инфляции не приходится, поскольку данные затраты направлены не на социальную поддержку населения, и как следствие — на рост покупательского спроса в экономике, а на госпомощь конкретным отраслям. Таким образом, если властям не удастся мобилизоваться и простимулировать восстановление экономики в IV квартале, в 2016 год можно смотреть с пессимизмом».

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также