Почему падение цен на нефть приводит к росту мировой экономики

Падение цен на нефть — это не симптом скорого мирового кризиса. Ровно наоборот, после всех последних случаев, когда цена на нефть падала вдвое, происходило ускорение глобального экономического развития

Чем ниже цены — тем быстрее рост

Резкие скачки нефтяных цен дестабилизируют национальные экономики и финансовые рынки по всему миру. Когда цена на нефть снизилась в два раза в прошлом году, со $110 до $55 за баррель, причина была очевидна: решение Саудовской Аравии увеличить свою долю на мировом нефтяном рынке за счет увеличения добычи. Но чем объясняется дальнейшее падение цен на нефть в последние несколько недель — до минимумов, которые мы в последний раз видели сразу после глобального финансового кризиса 2008 года, — и как это отразится на мировой экономике?

Стандартное объяснение — слабый спрос со стороны Китая. Падение цен на нефть многие считают предвестником рецессии либо в самой КНР, либо во всей глобальной экономике. Но это неправильно, хотя эту версию вроде бы подтверждает твердая корреляция между нефтью и фондовыми рынками, которые упали до самого низкого уровня со времен 2009 года не только в Китае, но также в Европе и большинстве развивающихся стран.

Действительно, прогностическая значимость нефтяных цен впечатляет, но только в качестве противоположного индикатора: падение цен на нефть никогда не предсказывает экономический спад. Во всех последних случаях, когда цена на нефть падала вдвое, — то есть в 1982–1983, 1985–1986, 1992–1993, 1997–1998 и 2001–2002 годах — всегда происходило ускорение глобального экономического роста.

С другой стороны, все глобальные экономические кризисы за последние 50 лет следовали за резким повышением цен на нефть. Совсем недавно, за год до краха 2008 года, цены на нефть повысились почти в три раза — с $50 до $140. А затем упали до $40 за шесть месяцев до начала восстановления экономики в апреле 2009 года.

Важным последствием для развивающихся стран, производящих сырьевые товары, становится рост промышленных цен на металлы после обрушения цен на нефть. Именно это оказывается опережающим индикатором экономической активности. В 1986–1987 годах, например, цены на металл удвоились, хотя нефтяные цены существенно снизились.

Мощный экономический механизм лежит в основе обратной корреляции между ценами на нефть и ростом мировой экономики. Мир сжигает 34 млрд барр. нефти ежегодно, и десятидолларовое падение цен на нефть передает $340 млрд от нефтяных производителей к потребителям. Таким образом, снижение на $60 цен с августа прошлого года приведет к перераспределению более чем $2 трлн ежегодной нефти между потребителями, обеспечивая больший доход, чем налогово-бюджетное стимулирования США и Китая вместе взятых в 2009 году.

Потребители нефти используют дополнительный доход достаточно быстро, в то время как правительства (которые забирают основную часть глобальных нефтяных доходов), как правило, поддерживают государственные расходы за счет заимствований или резервов. Вот почему чистый эффект от снижения цен на нефть всегда оказывался позитивным для роста мировой экономики. По данным МВФ, падение цен на нефть в этом году должно увеличить ВВП в 2016 году по всему миру на 0,5–1%, в том числе на 0,3–0,4% в Европе, на 1—1,2% в США, и на 1–2% в Китае.

Конец саудовской монополии

Но если есть большая вероятность, что в следующем году экономический рост ускорится в странах — потребителях нефти, таких как Китай, чем же объясняется падение цен на нефть? Ответ лежит не в экономике Китая и спросе на нефть, а в ближневосточной геополитике.

Если прошлогоднее двукратное снижение цен на нефть явно укладывалось в саудовскую производственную политику, то теперь падение началось 6 июля, спустя несколько дней после известий об отмене международных санкций против Ирана. Иранская ядерная сделка опровергла широко распространенное, но наивное предположение о том, что геополитика может управлять ценами на нефть только в одном направлении. Трейдеры вдруг вспомнили, что геополитические события приведут к увеличению поставок нефти, а не к их сокращению, и что тренд увеличения поставок как следствие геополитических изменений, вероятно, продолжится и в предстоящие годы.

Условия в Ливии, России, Венесуэле и Нигерии уже настолько неудовлетворительны, что дальнейшее снижение нефтедобычи трудно представить. С другой стороны, множество нефтяных регионов оказались в политическом хаосе, и любой признак стабилизации позволит быстро увеличить поставки на рынок. Именно это произошло в Ираке в прошлом году. Именно это происходит сейчас с Ираном.

Как только санкции будут сняты, Иран обещает удвоить экспорт нефти, почти сразу до 2 млн барр. ежедневно, а затем еще вдвое увеличить экспорт к концу десятилетия. Для этого Ирану придется увеличить общий объем производства (включая внутреннее потребление) до 6 млн барр. в день, что приблизительно равно его пику добычи в 1970-х годах.

Учитывая огромный прогресс в развитии нефтедобывающих технологий и огромный объем запасов Ирана (они считаются четвертыми по величине в мире после Саудовской Аравии, России и Венесуэлы), задача восстановить добычу до уровня 40-летней давности кажется даже достаточно скромной целью.

Для того чтобы найти покупателей для всей этой дополнительной нефти, которая по объему равна объему добычи в США после сланцевой революции, Ирану придется конкурировать не только с Саудовской Аравией, но и с Ираком, Казахстаном, Россией и другими поставщиками дешевой нефти. Все эти страны также решительно хотят восстановить свой уровень добычи до предыдущих пиковых уровней и должны быть в состоянии перекачивать больше нефти, чем в 1970-х и 1980-х годах за счет использования новых производственных технологий, изобретенных в США.

В таких новых конкурентных условиях нефть будет продаваться как любой нормальный товар, саудовская монополия на нефть будет разрушена, а поставки североамериканской нефти установят долгосрочный ценовой потолок около $50 за барр.

Поэтому, если вы хотите понять причину падающих цен на нефть, лучше отвлечься от замедления экономики Китая и сконцентрироваться на уровне нефтедобычи на Ближнем Востоке. А если вы хотите разобраться в мировой экономике, забудьте о фондовых рынках и сосредоточьтесь на том, что дешевая нефть всегда запускает глобальный экономический рост.

Подробнее на РБК:
http://daily.rbc.ru/opinions/economics/02/09/2015/55e6d5fd9a79479aed70ac4f

Читайте также