В поисках дна: аналитик нарисовал реальную картину российской экономики

Российская экономика переживает далеко не лучшие свои времена. И это ни для кого не секрет. Прошлый год запомнился дешевеющей день ото дня нефтью, разогнавшейся не на шутку инфляцией, слабым курсом рубля и падением реальных располагаемых денежных доходов. Не радуют основными макроэкономическими показателями и последние шесть месяцев. Заботы, тревоги, надежды перемешались у людей за эти полгода. Однако в Минэкономразвития смотрят в будущее оптимистично. По словам главы ведомства Алексея Улюкаева, российская экономика начнет восстанавливаться уже в этом году, а в 2017-м нас ожидает рост в 0,4%. Стоит ли верить прогнозам чиновников или пришло время потуже затянуть пояса.

Когда же будет пройдено «дно» кризиса, когда отечественный ВВП начнет восстанавливаться? Этот вопрос сейчас волнует каждого россиянина. И неспроста. Из-за падения нефтяных цен, ослабления курса рубля, санкций со стороны западных стран российская экономика оказалась в рецессии. Это почувствовало на себе большинство населения. По данным социальных опросов, в 2016 году 84% граждан кризис затронул лично. В 2015 году экономика не только не росла, но уменьшила объемы созданного валового внутреннего продукта на 3,7% по сравнению с 2014 годом.

И вот в начале года от Минэкономразвития появилась обнадеживающая информация: пик кризиса пройден в 2015 году. Но действительно ли начнется восстановление уже в 2016 году? К сожалению, нет. В апреле выпуск в основных отраслях возобновил снижение. Пока экономика, как в известном выражении, — упала на дно и стала копать.

Но позитивно вот что. Идет явное уменьшение темпов этого снижения. То есть «второе дно» уже близко. По последним данным Росстата, ВВП в мае уменьшился на 1,2% к маю 2015 года. Эксперты предполагают, что сокращение ВВП в 2016 году составит от 1 до 1,2%.

Но уже в следующем, 2017 году от такого самого низкого уровня мы оттолкнемся и вновь начнем расти. На 1,7% в год, как прогнозирует Всемирный банк. Приятно сознавать, что данное уважаемое учреждение предполагает примерно такой же темп роста и для США, и для еврозоны. Впрочем, Минэкономразвития осторожнее и ожидает лишь 0,4% роста в 2017 году.

Нефть — не бочка меда

То, что было в первой половине года и что будет дальше в России, во многом зависит, конечно, от нефтяных цен. Энергоносители — главная статья доходов страны, нефть — наше всё. Цены на нее в мире, как известно, считаются за баррель. Именно падение стоимости такой бочки марки Brent с $112 в 2014 году до минимума в $29 в январе 2016 года во многом и привело страну к тяжелому состоянию.

Опыт прошлых недавних кризисов в России показывает, что восстановление происходит практически исключительно из-за спасительного чудесного повышения цены на нефть. К сожалению, других сильных причин для роста у нас пока нет.

Но вот «чудо» происходит, кажется, и на этот раз. За последние полгода цена барреля поднялась на 80%. И совершенно очевидно, что катаклизма ее резкого падения опять к $30 не произойдет из-за того, что такая цена спекулятивна, низка для производства. Сначала она укреплялась в ожидании заседания стран-экспортеров в апреле в Дохе о заморозке объемов добычи. Шла на вдохе встречи в Дохе. Когда там договориться не удалось, вмешались перебои с поставками в Канаде из-за лесных пожаров, в Нигерии от действий боевиков. Уменьшалась и добыча сланцевой нефти в США. Поэтому в июне мы увидели Brent на пике более $52 за баррель.

И здесь самое место добавить в эту бочку меда ложку дегтя. Потому что выше цена вряд ли пойдет. Все перечисленные причины ее роста исчерпаны. Пожары прекратились, с боевиками договариваются. И главное — при ценах выше 50 становится вновь выгодно добывать сланцевую нефть в США. Наращивают добычу Саудовская Аравия и Иран. Поэтому общее превышение предложения над спросом в мире сохраняется на уровне более 1 млн баррелей в сутки. Такая ситуация уже привела в июне к отходу стоимости «черного золота» от максимумов. И, вероятно, означает дальнейшее продолжение снижения. Движение, вполне возможно, дойдет до $40–45 за баррель. И лишь потом, в следующем году, повернет вновь на рост к $50–55 из-за увеличения спроса при постепенном укреплении мировой экономики.

И доллар — парадоксов друг

Где нефть, там и курс доллара к рублю. Это стало давно привычным. Но вот ведь парадокс. В последние полгода мощные движения стоимости «черного золота» не приводят к таким же сильным изменениям курса валют к рублю. В 2015 году нефть упала на 57%, а рубль к доллару — на 37%. А в 2016 г. пока Brent выросла на 80%, а рубль — на 32%. Нет-нет, влияние нефти на рубль осталось. Но стало менее значительным.

Связано это со многими причинами. Сокращается потребность в валюте в стране. Например, по данным ЦБ России, внешний долг в течение 2014–2016 годов уменьшился практически на 200 млрд долларов. Спасибо санкциям: прежние валютные кредиты гасятся, а новых не дают в таком объеме. Сравним, например: во II квартале 2016 года внешние выплаты банков составляют $7,2 млрд, а в 3-м квартале — на 16% меньше, а именно $6,1 млрд.

Кроме того, Центральный банк стал применять методы, сглаживающие воздействие нефти на курс. Если банкам нужна валюта, ЦБ может не продать ее, а дать в долг, чтобы не повышать спрос. В 2016 году стали действовать и более жесткие правила обмена для физических лиц.

Поэтому можно предположить, что даже при уменьшении цен нефти рост доллара к рублю будет ограниченным. Вполне возможно при этом увидеть курс 70–75 руб./долл. в течение второй половины года. Но панических 86, как в январе, не будет. По мере же последующей стабилизации нефти и доллар окажется примерно на уровнях 63–67 руб./дол.

А вот что вряд ли можно ждать, так это его ослабления ниже 60 руб./долл. Ведь слишком сильный рубль невыгоден государству, поскольку от экспорта в этом случае поступает меньше рублевых доходов. Если на рынке валюта станет значительно падать, то ЦБ может покупать доллары, евро, увеличивать их курс. И золотовалютные резервы нарастит, и поможет наполнить бюджет более высокими доходами от продажи товаров за рубеж.

Брезжит «Брэкзит», или рефрен дум

На исходе полугодия произошло событие, которое по последствиям может стать одним из главных не только до конца года, но и в дальнейшем. В Великобритании принято решение о выходе страны из Евросоюза. Это и есть «Брэкзит». И референдум о нем, прошедший 23 июня, все полугодие выступал как сильнейший экономический фактор для мира. Настоящий рефрен дум!

Что дальше и как он повлияет на россиян? Значение его в том, что после десятилетий стремления к единению в Европе запущен мощный импульс обратного процесса. Он может продолжиться и перейти на другие страны, постепенно привести даже к распаду Евросоюза. Теряются наработанные экономические связи, могут вновь возникнуть таможенные, тарифные ограничения передвижениям товаров, капиталов, людей. Все это сильно бьет по британской, европейской, мировой экономике, делает продукцию дороже, уменьшает ее производство. Уже сейчас резко упали курсы фунта стерлингов и акций во всем мире.

Для России катастрофических угроз «Брэкзит» не несет. Но есть опасность, что потрясения уменьшат спрос на ресурсы в мире. И ударят по российскому экспорту нефти и газа, станут дополнительно давить на их цены (кстати, наш вышеприведенный прогноз учитывает это).

С другой стороны, отделение мощной экономики от ЕС и его ослабление бьет и по позициям политиков, выступающих за санкции против России. Наиболее ревностный их сторонник — именно Великобритания. Европа сама немало теряет из-за взаимных санкций. Поэтому начавшееся движение против них может усилиться в новой ситуации и привести к их отмене, хотя бы частичной. Что стало бы огромным позитивом для нашей страны.

Что же будет с ценами и с нами?

Минувшее полугодие очень важно с точки зрения инфляции. Ведь прошлый год резко взметнул ценники. По данным Росстата, потребительская инфляция в России в 2015 году составила 12,9%. Связано это было в основном с повышением курса валюты, делающим дороже импортные товары, оборудование, материалы. Но на пути инфляции горой стоит наш Центральный банк. Мы уже говорили, что ему вместе с Минфином удалось в 2016 г. снизить зависимость рубля от нефти, ограничить объем денег в экономике. Это стало уменьшать и темпы роста цен. А тут еще и курс нашей валюты принялся укрепляться. По информации Росстата, в мае инфляция в годовом выражении составила 7,3%. Конечно, это еще очень много, но все же прогресс налицо. И действительно, походы в магазины оставляют впечатление, что цены хоть и повышаются, но медленнее, чем в прошлом году.

Факторы общей стабилизации, приведенные выше, работают и в данной сфере. Их проявлением стало то, что наш Центральный банк 10 июня впервые за 10 месяцев снизил свою ключевую процентную ставку с 11% до 10,5% годовых. Это стало возможным именно из-за ослабления инфляции. Важнейший штрих в картину полугодия!

ЦБ полон решимости добиться своей цели — инфляции не более 4% в 2017 году. Что вполне реально, учитывая темпы изменений. Ну а до конца 2016 года есть очень большая вероятность увидеть ее на уровне 6%.

Для страны это исключительно важно. Ведь малый темп увеличения цен не только улучшает благосостояние людей. Он позволяет повысить платежеспособный спрос на товары и услуги, что дает стимул росту экономики.

Реальные доходы и нереальные расходы

Для людей важны не только цены, но их соотношение с доходами. Реальные денежные доходы населения (полученные деньги после всех налогов, обязательных платежей и скорректированные на рост цен) в январе–мае 2016 г. снизились на 4,9% по сравнению с тем же периодом 2015 г., по данным Росстата. Здесь ситуация тревожная. Ведь темп падения не уменьшается, и в мае 2016 г. сокращение было на 5,7% к маю 2015 г., то есть сильнее, чем в среднем за 5 месяцев. И в прошедшем полугодии в общих расходах траты на продукты питания превысили 50% впервые с 2008 г., стали больше, чем траты на непродовольственные товары. Это очень негативный показатель — население вынуждено расходовать средства в основном на еду. Такая высокая доля расходов — проявление тяжелого материального положения.

И достаточно странно прозвучали в мае предложения Минэкономразвития о том, чтобы выходить из кризиса за счет ограничения роста зарплат и иных доходов людей на ближайшие годы. Якобы это приведет к повышению инвестиций из прибыли предприятий. Возможно, прибыль и станет выше от экономии на зарплатах. Но инвестиции не получат конечного платежеспособного массового потребителя продукции и станут от этого во многом бессмысленными. Ведь люди в основном тратят на еду и самое необходимое, часто не могут позволить себе иные покупки. И именно конечный спрос населения способствовал бы повышению продаж.

Реальные доходы до конца 2016 г., к сожалению, не смогут увеличиться. То есть инфляция будет опережать рост зарплат и пенсий. Номинальные денежные доходы, по данным Росстата, в январе-мае стали больше на 2,3% по сравнению с тем же периодом 2015 г., а цены, напомним, — на 7,3%. При ослаблении инфляции до 6% в 2016 г. реальные денежные доходы могут сократиться примерно на 4%.

Песни про пенсии

О пенсионной сфере в последние 6 месяцев было много жарких разговоров. Контуры пенсионной реформы пока не окончательны, но рассматривается следующее. Накопительная часть пенсии в перспективе будет передаваться из Пенсионного фонда (ПФ) в собственность и распоряжение человека с возможностью самостоятельного инвестирования в негосударственные пенсионные фонды.

Кроме того, вероятно, будет постепенно увеличиваться пенсионный возраст. Для госслужащих все уже решено — начиная с 2017 г. И это может стать «репетицией» такого непопулярного действия для всех граждан, очевидно, после 2018 года.

В начале 2016 г. повышение пенсий на 4% оказалось в три раза ниже инфляции 2015 г., хотя законом предусмотрена полная индексация роста цен. В ПФ банально не хватает денег для этого (его дефицит в 2016 году, по прогнозам, составит 1,6 трлн руб.). И здесь также сказывается снижение сумм реальных зарплат, с которых идут отчисления в ПФ. Однако есть вероятность, что вынужденно перенесенная индексация будет осуществлена после выборов новой Госдумы, то есть в ноябре–декабре 2016 года.

Что в итоге?

Итак, первое полугодие можно назвать началом осторожных надежд после 2014–2015 годов. Экономика показывает некоторое снижение негатива в основных сферах. И до конца года эта инерция сохранится. А уже позитива будем ждать от 2017 года.

Читайте также