Предприниматели ожидают четкие критерии разделения компаний по зонам риска для банков

Запуск платформы «Знай своего клиента» (ЗСК) позволит снизить нагрузку на предпринимателей и уменьшит основания для отказа в проведении банковских операций или блокировке счетов компаний, однако риски такой инициативы в настоящее время высоки — от коррупционной составляющей до полной остановки бизнеса. Опрошенные представители бизнес-объединений, эксперты и предприниматели просят ввести четкие критерии разделения компаний по зонам риска и даже заносить предприятия в списки с помощью искусственного интеллекта.

Банк России ожидает, что к середине 2022 года все финансовые организации смогут подключиться к платформе ЗСК, которая позволит классифицировать предпринимателей по зонам риска. В ЦБ считают, что платформа позволит снизить нагрузку на добросовестный бизнес, а также расходы банков на контроль сомнительных операций. Банк будет информировать клиента о том, что ему присвоен высокий уровень риска, таким образом у предпринимателей не будет необходимости подключаться к платформе. Подозрительным клиентам банк вправе отказать в обслуживании или заблокировать транзакцию.

Зачем нужна ЗСК
Речь идет о систематизации работы, которую банки так или иначе уже ведут со своими клиентами, объясняет руководитель Московского регионального отделения Партии Роста, председатель совета директоров «Совфрахт» Дмитрий Пурим. «В больших банках система «комплаенс» настроена таким образом, что выделена за периметр традиционных отделов. Так, «кредитчики» собирают информацию о клиенте и направляют «рисковикам», при этом, зачастую общение сотрудников банка с ними не практикуются, а с клиентом вообще исключены. От качества подготовки документов клиентскими менеджерами порой зависит вынесение положительного или отрицательного заключения «рисковиками». Кому-то могут отказать в кредите, кому-то — в проведении платежа, а кому-то откажут в обслуживании в банке», — пояснил Пурим.

Эксперт отмечает, что на западе такая работа началась более 10 лет назад. Он считает, что чем проще и понятнее бизнес-модель, тем больше шансов остаться в «зеленой» зоне. «Например, если московская булочная начнет покупать векселя обанкротившейся финансовой компании из Владивостока — шанс на прохождение такого платежа минимален», — объясняет Пурим.

Первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал считает, что запуск платформы «Знай своего клиента» позволит сразу объяснить клиентам, почему они попали в «красную» зону. «И либо они устраняют недочеты, либо банк отказывает им в обслуживании. Сам подход совершенно правильный, и его нужно реализовывать», — убежден Сигал.

Член генерального совета «Деловой России» Максим Лалакин считает, что «это первый серьезный шаг к уходу в тотальный безнал». «Рынок кэша в России по-прежнему велик, а государство его не контролирует. Поэтому и вводятся различного рода проекты вроде «Знай своего клиента», — считает он.

Успех инициативы приведет к снижению нагрузки на предпринимателей, поскольку банки смогут получать необходимую информацию без дополнительного запроса ее у клиента, а также сократит число оснований для отказа в проведении операций или блокировке счетов лиц, имеющих низкую степень риска, добавляет старший юрист юридической фирмы VK Partners Глеб Базурин.

Член генерального совета «Деловой России» Алексей Мостовщиков в реализации идеи сомневается. По его словам, нет четких критериев отнесения бизнеса к группе высокого риска. Председатель совета директоров «Совфрахт» Пурим добавляет, что часть клиентов, возможно, будет разочарована результатом, если их отнесут к высокой степени риска. «По моим оценкам, при первом рассмотрении негативный результат может быть у 20% предприятий МСБ. Но при более внимательном заполнении форм процент негативных оценок может сократиться до 5», — прогнозирует он.

Поддержка с оговорками
Сам регулятор предварительно оценил, что к так называемой зеленой зоне можно отнести 99% компаний и только 0,7% — к «красной». Тем не менее, все опрошенные ТАСС эксперты видят определенные риски работы системы и считают, что перед запуском платформы особенное внимание нужно уделить критериям причисления бизнеса к группе высокого риска.

Возникает вопрос о целесообразности введения такой платформы, если сам регулятор оценивает долю предприятий с низкой зоной риска в 99%, указывает учредитель компании «Экспорт-Трейд» Аркадий Мурзаев. По его словам, вопросы также вызывает норма, при которой добросовестная компания может столкнуться с ограничениями, если будет совершать платежи в адрес компаний «красной» зоны, и если при этом у нее не будет информации о контрагенте. «Для начала очень бы хотелось увидеть точный и полный список критериев. Хотелось бы понять, насколько все это действительно необходимо, и настолько ли у нас тяжелая ситуация с обналом, что надо вводить такие меры. А еще очень бы хотелось, чтобы интересы администраторов не были самыми важными, а чтобы дали слово самим предпринимателям», — добавил он.

Риски такой инициативы огромные, подтверждает член генерального совета «Деловой России» Максим Лалакин. «Прежде чем повсеместно внедрять систему, необходимо очень серьезно поработать с критериями попадания в зоны. Иначе я вижу большую коррупционную емкость этой инициативы. Места в зонах могут продаваться и покупаться. Так вот, чтобы этого не произошло, заносить предприятия в зоны должен искусственный интеллект. Тогда вопросов не будет», — считает он.

Старший юрист фирмы VK Partners Глеб Базурин также добавляет, что «отнесение лица в группу высокого уровня риска (на основании пока что не очень четких критериев) может фактически означать полную остановку бизнеса». По его словам, неясно также, каким образом будет проходить «реабилитация» клиентов, попавших в группу высокого риска.

Механизм оспаривания и выхода из «красной» зоны обязательно должен быть, согласен первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. «Если это будет плохо прописано, то будем настаивать на том, чтобы появился механизм проверки и реабилитации клиентов. Как это должно работать: если компанию отнесли к высокой зоне риска и у нее нет возражений, то все понятно, а если компания возражает, тогда нужно предоставить мотивированное суждение или ЦБ должен предоставить банку данные, на основании каких операций компанию признали сомнительной. А затем банк уже доводит эту информацию до клиента», — добавляет Сигал.

Член генерального совета «Деловой России», гендиректор «Келеанз Медикал» Елена Кириленко отмечает, что путь оспаривания негативного статуса через судебную процедуру будет долгим и неэффективным. «Я боюсь, что в этой ситуации может быть нанесен очень серьезный урон имиджу и репутации компании. Здесь необходимы четкие, оперативные инструменты исправления таких ошибок и проработанный механизм получения обратной связи от предпринимателей, если, например, информация была некорректно занесена и требует изменения», — добавила она.

Выгоды для добросовестного бизнеса
Предприниматели смогут получать информацию на единой платформе, и им не надо будет приобретать дорогостоящие сервисы для оценки надежности контрагентов, считает Кириленко. «Этой платформой смогут пользоваться и банки, и бизнес-партнеры, и структуры, которые оценивают кредитные риски организаций. Если этот сервис будет открытым и тем более бесплатным, то это упростит работу добросовестных компаний, сократит финансовые издержки и даст доступ к более объективной информации, — поясняет Кириленко. — Очень важно, чтобы сведения на ней были актуальными и оперативно обновлялись».

Единая платформа облегчит возможности получения кредитов добросовестным заемщикам, возможно, это даже приведет в перспективе к небольшому снижению стоимости кредитных продуктов, прогнозирует доцент Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Вадим Ковригин.

Адвокат адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Александра Стирманова также считает, что наличие детальной регламентации и разделение клиентов по группам риска поможет исключить ситуации, когда клиенту неожиданно для него отказывают в проведении операции по формальной причине.

«Сейчас приходит запрос из ЦБ с просьбой к банку проверить конкретную компанию и банк начинает запрашивать кучу бумаг: контракты, платежи, обоснования и прочее. И если, как нам говорят, подавляющее большинство компаний не будет в «красной» зоне и не нужно будет запрашивать документы для компаний из «зеленой» зоны, то это очень сильно облегчит и жизнь банку и компании», — заключил первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также