«Под каким углом вы падали?»

Травмированная в поездке на автобусе пенсионерка Нина Петровна Гораздова прошла все круги ада, чтобы получить 220 тыс. рублей от страховщика Мосгортранса. И рассказала Банки.ру, чего ей это стоило.

Несмотря на то что, по данным Национального союза страховщиков ответственности (НССО), процент отказов пострадавшим на общественном транспорте в среднем составляет всего 6%, на тематических форумах количество недовольных преобладает. История московской пенсионерки показывает почему.

«Первые секунды я лежала и не могла дышать»

Когда пенсионерка Нина Петровна Гораздова, 1948 года рождения, после обеда отправилась в гости к пожилой знакомой, она и предположить не могла, что вечером ей придется ступить на тропу войны со всей страховой системой Мосгортранса.

17 января 2017 года в два часа дня она села на 173-й автобус, идущий по маршруту от станции метро «Речной Вокзал» в сторону метро «Планерная». Однако поездка оказалась недолгой. Водитель, видимо, торопился на обед. Поэтому, как только пассажиры прошли турникет, машина рванула с места и понеслась по полупустым улицам. На пешеходном переходе он едва успел нажать на тормоза, так как в последний момент заметил красный сигнал. Автобус резко остановился, а пассажиры, не успевшие разместиться в полупустом салоне, полетели в разные стороны. Молодая девушка пронеслась до самого отсека водителя, старушка ударилась о ближайшие сиденья и повредила палец. Наша героиня Нина Петровна на огромной скорости пролетела по диагонали, врезалась в поручень в центре салона и упала.

«Первые секунды я лежала и не могла дышать. Как выяснилось потом, одно из ребер вдавилось в легкое», — вспоминает Нина Петровна. Водитель тут же вызвал скорую помощь и ГАИ. Двери в транспорте перекрыли. Пассажиры разделились на два лагеря: занятых пенсионеров, которые требовали продолжить движение по маршруту, и искренне сочувствующих.

Скорая отвезла пострадавшую в травмпункт. Помимо многочисленных ушибов, был обнаружен перелом локтевого сустава, также рентген показал перелом ребра и риск пневмоторакса (повреждения легкого), что грозило летальным исходом.

«В травмпункте человек в очереди подсказал мне, что необходимо требовать компенсации от страховой Мосгортранса», — рассказывает Нина Петровна. Там же пенсионерке выдали справку и отправили лечиться по месту жительства.
«Вход для живых пациентов»

Первое время Нине Петровне не было дела до положенной страховки — из-за поврежденного легкого и сломанного ребра каждое движение причиняло ей боль. Уже на следующий день позвонил дознаватель из ГАИ. «Он дал понять, что поможет оформить документы для страховой компании. Однако впоследствии выяснилось, что его задачей было узнать только одно — есть ли повод заводить уголовное дело в отношении водителя автобуса», — говорит Нина Петровна. Попутно дознаватель забрал все необходимые для страховой документы. Однако обо всем по порядку.

Дознаватель подшил в «Дело» справку из ГАИ и все документы из травмпункта, а после регулярно появлялся в больнице, вырывая листы из личной карты под расписку.

Нине Петровне приходилось неоднократно встречаться с этим человеком, чтобы определиться с дальнейшими действиями, приезжать на другой конец Москвы. «Наконец, я пролечилась, и он предложил мне отвезти на окраину столицы документы для судмедэкспертизы», — рассказывает она.

Понимаете, я не планировала падать, поэтому не успела замерить угол, но вы можете все увидеть на видео из салона автобуса.

Проехав 20 минут на автобусе от станции метро «Красногвардейская», Нина Петровна нашла здание Судмедэкспертизы. Ей полагалось войти в подъезд с обнадеживающим названием «Вход для живых пациентов». Как выяснилось, для останков неживых пациентов действительно есть отдельная дверь.

Суровая женщина в белом халате сразу дала понять, что в этом здании живые могут разве что позавидовать мертвым. Она не стала размениваться на глупые вопросы вроде «Как вы себя чувствуете?» или осматривать пострадавшую. «Возьмите карандаш и начертите, под каким углом вы падали», — сухо отрезала суровая женщина, протянув лист бумаги. Нина Петровна возразила: «Понимаете, я не планировала падать, поэтому не успела замерить угол, но вы можете все увидеть на видео из салона автобуса».

В обмен на папку документов пенсионерке выдали талон с номером и отправили домой ждать очередного звонка дознавателя.

Дознаватель позвонил через две недели. На дворе уже стоял апрель. В обмен на гигантское дело дознаватель выдал справку из трех строк. В ней говорилось: «получены травмы средней степени тяжести». «Я попыталась возразить, что страховка выплачивается по конкретным случаям, а не по абстрактным степеням тяжести. На это дознаватель ответил: «Всем дают такие справки, берут, не жалуются», — вспоминает Нина Петровна.

Попытка получить заверенную копию документов не имела успеха. Дознаватель предложил сфотографировать выписки из больницы. «Хотя очевидно, что не заверенная печатью копия не имеет никакой ценности», — удивилась Нина Петровна.

Со справкой дознавателя Нина Петровна отправилась в автобусный парк, где ей со второй попытки выдали другую справку о том, что автобус был исправен, а водитель — трезв.
«Круглая печать осталась дома»

Весь перечень накопленных документов — справку из ГАИ и автопарка, а так же справку из больницы — Нина Петровна отнесла в «СОГАЗ». В Интернете она прочитала, что именно эта компания выплачивает страховые возмещения Мосгортранса.

Через две недели на почту пришел официальный ответ. В нем говорилось, что компания не может выплатить страховое возмещение, так как справка из травмпункта оформлена неверно и нет развернутой медицинской справки из больницы. При этом в самом ответе «СОГАЗа» также была допущена ошибка. «Вам необходимо предоставить документы о травме, произошедшей в августе 2016 года», говорилось в отказе. «Я позвонила в «СОГАЗ» и возразила, что в августе 2016 года у меня, к счастью, не было никакой травмы», — говорит Нина Петровна. В ответ она услышала от личного менеджера, что он готов ей прислать исправленный лист по электронной почте.

«Дело в том, что выдача соответствующих справок в больнице происходит только по запросу от страховой. То есть верно составленный отказ от страховой мог бы служить основанием, чтобы требовать в поликлинике всю историю болезни. Но документ с перепутанной датой оказался негоден», — поясняет Нина Петровна. Высланный почтой листок не получилось никуда вложить, так как в больнице требовались оригиналы с подписями и печатями на каждом листе. Письмо с перепутанной датой также никого не устроило. Нине Петровне пришлось ждать новое заказное письмо от «СОГАЗа». На дворе уже стоял май.

Выдача соответствующих справок в больнице происходит только по запросу от страховой. То есть верно составленный отказ от страховой мог бы служить основанием, чтобы требовать в поликлинике всю историю болезни. Но документ с перепутанной датой оказался негоден.

Наконец, пришел верно составленный отказ. С необходимым запросом Нина Петровна отправилась сначала в травмпункт, куда ее привезла скорая помощь. Нужно было поставить личную печать врача на каждом снимке рентгена. Однако рентгенолог заявил, что его круглая печать осталась дома. «Мне ничего не оставалось, кроме как посетовать: «Видать, она вам дома нужнее», — и приехать туда еще раз», — вспоминает пенсионерка.

Впрочем, пострадавшей повезло, поликлиника быстро сделала заверенные копии истории болезни с печатями на каждой странице. Собрав новый набор справок, Нина Петровна снова передала их страховой.
220 тыс. рублей как снег на голову

Через две недели никакого ответа не последовало. Наша героиня готова была махнуть рукой и забыть как страшный сон свои попытки получить возмещение. Однако неожиданно она получила извещение о поступлении на книжку 220 тыс. рублей. Оказалось, что по результату рассмотрения документов «СОГАЗ» перевел ей соответствующую сумму без дополнительных разъяснений. «Я так и не поняла, что и за какие травмы получила и на что могла рассчитывать. Впрочем, знакомые поздравляли, так как все вокруг были уверены, что я не смогу вообще ничего добиться, и уговаривали прекратить свои старания», — радуется Нина Петровна.

Итог: 4,5 месяца бумажной волокиты + более 10 поездок на разные концы Москвы + много часов в очередях с больным легким и последствиями перелома ребра = 220 тыс. рублей компенсации. В принципе, неплохая арифметика.
Что говорят страховщики

На момент публикации «СОГАЗ» не ответил на запрос Банки.ру.

В Национальном союзе страховщиков ответственности (НССО) объяснили механизм действий потерпевших в подобных случаях:

— Договор обязательного страхования гражданской ответственности ГУП «Мосгортранс» за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров заключен с АО «СОГАЗ». Чтобы получить страховые выплаты за причинение вреда здоровью, потерпевший должен написать заявление в страховую компанию и предоставить следующие документы: паспорт или иной документ, удостоверяющий личность, документ от перевозчика о произошедшем событии и документ из медучреждения с указанием характера полученных травм, диагноза и срока лечения. В случае гибели пассажира иждивенцам, а при их отсутствии родственникам погибшего вместо медицинского документа нужно предоставить свидетельство о смерти. Полный перечень документов, который необходимо представить в страховую компанию, указан в постановлении правительства РФ от 22 декабря 2012 года № 1378.

Размер страховой выплаты рассчитывается в соответствии с таблицей выплат, утвержденной постановлением правительства РФ от 15 ноября 2012 года № 1164, и зависит от характера и степени тяжести вреда здоровью. Так, за сотрясение головного мозга сумма выплаты составит 60 тыс. или 100 тыс. рублей в зависимости от срока лечения, за переломы конечностей — от 60 тыс. до 300 тыс. в зависимости от места перелома. Если в результате события получено несколько травм, то выплаты суммируются. Ознакомиться с таблицей выплат можно, в частности, на сайте НССО.

Федеральный закон от 14.06.2012 № 67-ФЗ вступил в силу в 2013 году. Если в 2013 году количество обращений в страховые организации составило чуть более 1 тыс., то уже в 2017 году выросло более чем в три раза. За пять лет действия закона к страховщикам обращается в год в среднем около 3 тыс. человек, получивших травмы при перевозке. Процент отказов составляет 6% от общего количества обратившихся. При этом примерно треть из них связана с предоставлением неполного комплекта документов. В случае предоставления всех документов решение пересматривается.

В 2017 году средняя выплата в связи с причинением вреда здоровью составила 257 274 рубля (без учета обращений по ушибам и синякам).
«Проблемы возникают постоянно»

«Проблемы с получением компенсации людьми, пострадавшими на общественном транспорте, возникают постоянно», — говорит адвокат АК «Гражданские компенсации» Марина Сомова. Она советует в случае, если был нанесен вред здоровью в подобных обстоятельствах, сразу озаботиться подготовкой медицинских документов и сведений о наименовании страховой компании перевозчика.

«Без помощи юриста, действительно, сложно собрать весь пакет документов, в связи с чем нередки случаи отказов от положенной суммы компенсации по закону. Но при этом люди не знают, на какую сумму они в принципе могут претендовать. Если пострадавший получает сумму компенсации без объяснений и не понимает, за какую травму получена какая компенсация, ему следует написать письмо в страховую компанию с требованием о разъяснении», — заключает Сомова.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также