Инвестиционные «ножницы». В экономику РФ не вкладывают ни бедные, ни богатые

По данным опроса ВЦИОМ, большинство россиян не имеют финансовых накоплений. В их наличии признались лишь 36% респондентов. Справедливости ради следует отметить, что сумма, которую россияне считают сбережениями, с 2013 года увеличилась на 64%. Теперь она составляет почти 400 тысяч рублей, тогда как четыре года назад – менее 245 тысяч рублей.

«Действительно, у людей относительно мало сбережений, — констатирует замдиректора НИИ «Центр развития» ГУ-ВШЭ Валерий Миронов. – Ведь в опросе принимали участие не только работающие, но и пенсионеры.

Получается, что далеко не все работающие граждане (а их у нас примерно 70 млн человек) могут позволить себе скопить хоть сколько-нибудь внушительную сумму».

Еще один вывод ВЦИОМ – не все россияне выбирают банки в качестве места хранения накоплений. 74% респондентов, имеющих сбережения, хранят деньги в банке, а 22% у себя дома. «Люди не доверяют банкам, многие держат деньги «под матрасом», опасаясь очередного банковского обвала, особенно сейчас, в период нестабильности. Это подрывает базу для финансовых рынков и мешает формированию посредников между теми, кто имеет сбережения и теми, кто нуждается в ликвидности и готов брать у людей в долг, возвращая им деньги с процентами», — рассуждает Миронов.

Таким образом, в отсутствии системных инвестиционных инструментов можно надеяться лишь на депозиты юрлиц или приток средств из-за рубежа. Но поддержка извне сокращается из-за геополитических рисков и укрепления рубля, который становится менее выгодным для операций carry trade. Тем более, ставки на фоне снижения инфляции тоже уменьшаются.

ЖИЛЬЕ – НЕ ЛУЧШЕЕ ВЛОЖЕНИЕ?

Те, у кого деньги все-таки есть, считают лучшим способом их вложения покупку недвижимости. Так ответили 46% респондентов ВЦИОМ. «Собственная жилплощадь – это обычно самый большой и важный актив, имеющийся у среднестатистического россиянина», — поясняет директор Департамента вторичного рынка ИНКОМ-Недвижимость Сергей Шлома. Он напомнил, что в результате кризисов вторичное жилье постепенно утрачивало инвестиционную привлекательность. Не исключено, что в перспективе недвижимость вновь получит статус надежного способа хранения денег, особенно с учетом того, что санация банков уже затронула крупных игроков. Однако произойдет это не ранее середины 2019 года, считает эксперт.

Инвестиции во вторичную недвижимость имеют смысл лишь в случае качественного объекта небольшого метража в благополучном районе с развитой инфраструктурой и хорошей транспортной доступностью. » Инвестировать в некачественные объекты в условиях превалирования предложения над спросом (с учетом жилья в новостройках), в том числе и по весьма доступным ценам абсолютно иррационально: ликвидность таких объектов – а их сейчас 8 из 10 на рынке – стремится к нулю, и без демпинга это жилье не будет реализовано», — предупреждает он.

Пока эксперт советует людям диверсифицировать свои сбережения. Часть накоплений хранить в депозитах, открытых, например, в коммерческих банках, с бо́льшим процентом, – но в сумме, не превышающей 1,4 млн рублей. Это даст до 9% годовых. Хранить свои средства можно и в государственных банках или банках с госучастием, хотя там депозитная ставка будет меньше. «Кроме того, чтобы не держать все яйца в одной корзине, часть денег лучше перевести в валюту – в доллары, евро, фунты, швейцарские франки. Тем самым можно застраховать себя от резкого падения стоимости нефти и, как следствие, курса рубля», — рассуждает Шлома.

Выбирать активные стратегии инвестирования склонна меньшая часть россиян. 14% опрошенных ВЦИОМ считают, что надо вкладываться в золото и драгоценности. 7% предпочитают покупку акции предприятий, 5% вложили бы свои накопления в пенсионные фонды.

«Для того, чтобы вкладывали в акции и облигации, нужно повышать финансовую грамотность. Кроме того, наш фондовый рынок ориентирован лишь на несколько крупных сырьевых компаний и в период кризисов показывает значительную волатильность. Недвижимость таких скачков не демонстрирует, поэтому люди выбирают стабильность», — полагает в этой связи Миронов.

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ «НОЖНИЦЫ»

Таким образом, мы получаем «инвестиционные ножницы» – сбережений внутри страны недостаточно, а те, что есть, «работают» пассивно. При этом самые богатые, сосредоточившие «львиную долю» национальных богатств, выводят их в оффшоры. Согласно обнародованным в августе данным американского Национального бюро экономических исследований, россияне держат в таких структурах неучтенную сумму, эквивалентную 75% национального дохода.

«Расслоение между богатыми и бедными у нас, как в Южной Америке – одни владеют капиталами, другие, которых подавляющее большинство, живут от зарплаты до зарплаты», — поясняет Миронов. Чтобы это изменить, нужно с одной стороны улучшать инвестклимат для возвращения оффшорных средств, с другой – повышать экономический рост не на 1-2, а минимум на 4-5% в год. Только так мы сможем догнать развитые страны по подушевому ВВП. Важно повышать производительность труда, инициировать приток финансирования извне, создавать условия для инновационного развития. Государство должно концентрироваться на точках роста, переобучая граждан и стимулируя их к переезду туда, где есть перспективы лучшей занятости.

Кроме того, необходимо развитие обрабатывающих секторов, чтобы формировать портфель инвесторам было проще. «Нужен ликвидный рынок ценных бумаг и инвестбанки нового типа, основанные не на депозитной базе населения, которая, как мы видим, недостаточна, а на привлечении российского и иностранного долевого капитала, причем с госучастием для большей гарантии», — полагает эксперт.

В противном случае «замораживание» ситуации в нынешнем виде вкупе с экономической стагнацией на несколько лет подряд может привести к росту социального недовольства. Подспудно оно у многих уже накапливается, и взрыв политической нестабильности в нашей стране может произойти в любой момент. Предсказать их, в отличие от экономических кризисов, невозможно, а привести они могут к непредсказуемым последствиям, заключил Миронов.

Читайте также