Чем грозит увлечение россиян долларами

Недавно первый зампред ЦБ Ксения Юдаева выразила беспокойство регулятора по поводу «торможения» процесса девалютизации депозитов в банковском секторе. Юдаева отметила рекордный прирост клиентских обязательств в валюте в I квартале 2019 года. Примерно равный вклад в приток валюты внесли как юридические лица, так и население. Приток валютных средств юрлиц, по мнению ЦБ, во многом объясним сезонными факторами. А вот увлечение валютой населения серьезно насторожило ЦБ, пообещавшего активнее стимулировать девалютизацию.

Последний раз доля клиентских средств в валюте на балансах банков достигала максимального значения в начале 2016 года, когда биржевой курс доллара поднимался выше 80 рублей. Доля валютных вкладов в общем объеме средств физических лиц превышала отметку 30%, а доля валютных средств в совокупном объеме ресурсов юрлиц — отметку 50%. С тех пор валютная доля в клиентских обязательствах банковского сектора неуклонно снижалась и уже к началу 2018 года достигла своего минимума. В частности, доля вкладов населения в валюте к началу марта 2018-го составила 20,2% от всех привлеченных розничных средств.

За последние четыре отчетные даты, начиная с 1 января 2019 года, доля вкладов физических лиц в иностранной валюте действительно остается неизменной, отражая отсутствие процесса дальнейшей девалютизации депозитов. При этом показатель сохраняется на уровне 21,5%, то есть фактически можно даже говорить о тенденции роста доли валютных вкладов в общей структуре средств населения за последний год.

Ничего удивительного в этом нет, если посмотреть на динамику курса доллара за соответствующий период. С конца марта 2018 года по конец марта 2019 года биржевой курс доллара к рублю вырос почти на 15%. Большой вклад в подобный рост внесли геополитические риски, в том числе санкционные угрозы запрета российским госбанкам на проведение расчетов в долларах. Под влиянием санкционной риторики среди населения усилились ожидания ослабления рубля, а угрозы банковскому сектору заставили российские банки запасаться впрок долларовой ликвидностью. Последний процесс привел к тому, что достаточно большое количество кредитных организаций (включая крупнейшие) взвинтили ставки по долларовым депозитам. В отдельных случаях можно было наблюдать ситуацию, когда максимальные ставки по долларовым вкладам одного банка были близки к минимальным ставкам по рублевым депозитам другого. Предложения в долларах выглядели настолько привлекательными, что население уже даже не отпугивали риски сохранности валютных депозитов, разговоры о которых усилились среди вкладчиков в связи с возможным «отключением» российских госбанков от долларовых расчетов через американских «коллег».

Интерес банковского сектора непосредственно к долларовым пассивам подчеркивают и практически нулевые ставки по клиентским обязательствам в евро. Собственно, и укрепление курса евро на российском рынка за уже отмеченный период (с конца марта 2018 года по конец марта 2019 года) оказалось гораздо скромнее (+4,6%) по сравнению с долларом, что отчасти было обусловлено отсутствием потребности в единой европейской валюте со стороны кредитных организаций.

Даже несмотря на торможение процесса девалютизации, текущая доля валютных клиентских обязательств существенно уступает кризисным показателям предыдущих лет и пока не вызывает беспокойства с точки зрения финансовой стабильности. Однако не менее важно понимать и то, что если санкционные угрозы в отношении расчетов в долларах станут более реальными, то ситуация приобретет иной смысл: регулятивные меры в пользу девалютизации придется заменить экстренными мерами по поддержке банковского сектора валютной ликвидностью, а валютные ставки по депозитам обновят новые максимумы в процессе сдерживания банками клиентского оттока в долларах.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также