Великая рейтинговая революция

Международные рейтинговые агентства оказались ненадежными партнерами. Кредитные рейтинги стали активно использоваться как инструмент политического давления. Возникла нужда в «импортозамещении» рейтингов.

Санкции оказали революционное влияние на рейтинговую индустрию России. До санкций ландшафт индустрии выглядел следующим образом: «большая тройка» (международные рейтинговые агентства S&P, Fitch и Moody’s) занимали ведущие позиции, обслуживая крупнейших игроков.

Тогда как их российским конкурентам — «малой четверке» («Эксперт РА», RusRating, НРА и АК&М) — перепадали лишь жалкие объедки со стола западных конкурентов. Например, для крупнейших российских банков хорошим тоном считалось иметь рейтинги всех трех грандов, тогда как малые банки вынуждены были довольствоваться рейтингами таких агентств, как НРА и АК&М. Впрочем, назвать RusRating российским можно только с натяжкой, так как его основателем и владельцем являлся гражданин Великобритании Ричард Хейнсворт.

Стоимость присвоения рейтингов для одного и того же клиента у «большой тройки» многократно превышала расценки, предлагаемые российскими игроками. Грандам доставались лучшие и наиболее надежные игроки, тогда как «малой четверке» — остальные, да и за них надо было драться. Соответственно, возрастали стимулы завышения рейтингов, тем более что за рейтинги платят сами рейтингуемые. Да и стоимость репутации у грандов велика, с ними большинству российских клиентов торговаться за рейтинг нет смысла. Кроме того, процедуры присвоения рейтингов у западных рейтинговых агентств весьма строгие: там нет смысла договариваться со «своим» аналитиком.

А у некоторых российских рейтинговых агентств было что-то вроде меню: «ВВВ» — 150 тыс. рублей, «BB» — 100 тыс. рублей… Любая фантазия, любой рейтинг за счет клиента. Можно, наверное, было и «AAAA» получить. За соответствующую сумму.

Соответственно, качество рейтингов, присваиваемых некоторыми российскими рейтинговыми агентствами, было низким. Классика жанра: за пару дней до отзыва лицензии банка рейтинговое агентство спешно снижало или отзывало его высокий рейтинг, чтобы не портить свою статистику.

Так что в России «большая тройка» жировала, тогда как национальные рейтинговые агентства влачили жалкое, а некоторые — даже и позорное существование.

Однако эти досанкционные годы были периодом обучения. Ведущие деятели современной национальной рейтинговой индустрии работали в «большой тройке». Например, Екатерина Трофимова, экс-глава АКРА, работала в парижском офисе S&P; Кирилл Лукашук, создающий новое рейтинговое агентство «Национальные кредитные рейтинги», работал в московском офисе S&P.

Ситуация радикально изменилась после присоединения Крыма. События на национальном рейтинговом рынке начали развиваться с головокружительной скоростью. Первые же санкции привели к отзыву ряда рейтингов российских эмитентов. 21 марта 2014 года США ввели санкции, и агентство Moody’s тут же отозвало рейтинги у Собинбанка. В апреле 2014 года Moody’s отозвало международный рейтинг у СМП-Банка.

В начале 2015 года «большая тройка» резко снизила рейтинг России, что вызвало со стороны российских властей упреки в политической ангажированности.

Закономерной реакцией на этот демарш стало принятие закона о деятельности кредитных рейтинговых агентств в России. Закон вступил в силу с 13 июля 2015 года. В частности, в законе говорится: «кредитные рейтинговые агентства не вправе отзывать кредитные рейтинги, присвоенные по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации, на основании решений и (или) в связи с решениями органов власти иностранных государств, если такие решения непосредственно не оказывают влияние на способность рейтингуемого лица исполнять принятые на себя финансовые обязательства».

Чтобы осуществлять рейтинговую деятельность на территории России, агентство должно быть создано в форме российского хозяйственного общества и внесено ЦБ в реестр кредитных рейтинговых агентств.

Закон требует от органов власти и от ЦБ применять для российских объектов рейтинга только рейтинги, присвоенные по национальной шкале агентствами, внесенными в реестр.

Как международные рейтинговые агентства отреагировали на столь резкое и неблагоприятное для них изменение регулирования? Массовым отзывом рейтингов российских эмитентов по национальной шкале. Moody’s отозвало все национальные рейтинги, присвоенные примерно 150 российским эмитентам. После чего дочерняя компания агентства в России, агентство «Мудис Интерфакс» (MIRA), была закрыта. Fitch вслед за Moody’s отозвало все рейтинги российских эмитентов по национальной шкале (также около 150).

Проблема усугубилась тем, что эти рейтинги применялись, в частности, для размещения средств федерального бюджета и негосударственных пенсионных фондов.

Массовый отзыв рейтингов и исход международных рейтинговых агентств из России сделал необходимым создание национального рейтингового агентства, способного заполнить образовавшуюся брешь. 20 ноября 2015 года по решению Банка России было создано агентство «АКРА». В августе 2016 года оно было аккредитовано при ЦБ.

Почти немедленно это агентство оказалось вовлечено в ряд конфликтов, связанных с политикой присвоения им рейтингов (эмитенты считали, что агентство занижает рейтинги). Кроме того, высказывалось недовольство высокой ценой присвоения рейтингов.

А уже в июле 2017 года АКРА вошло в историю: оно присвоило банку «ФК Открытие» рейтинг «ВВВ-», что лишило банк возможности привлекать средства федерального бюджета и негосударственных пенсионных фондов. Это немедленно привело к масштабному набегу клиентов на банк — начался обвальный вывод их средств на сотни миллиардов рублей. В итоге 29 августа того же года банк отправился на санацию. Вскоре были санированы тесно связанные с ним Бинбанк и Промсвязьбанк.

Затем это агентство оказалась вовлечено в кадровые конфликты. Сначала из-за конфликта с Екатериной Трофимовой из него ушли банковские аналитики во главе со старшим директором Кириллом Лукашуком и директором группы банковских рейтингов Александром Прокловым. А затем из-за конфликта с акционерами ушла в отставку и сама Екатерина Трофимова. Со словами: «У меня единственный актив — репутация».

Кирилл Лукашук приступил к созданию нового агентства, о чем было сказано выше.

Как видим, процесс становления национальной рейтинговой индустрии идет не гладко, сопровождаясь душераздирающими конфликтами.

На непросвещенный взгляд, кредитный рейтинг — очень простой продукт: одна, две или три буквы с плюсом-минусом или цифрой. В России три буквы — на любом заборе. Между тем кредитные рейтинги — это гораздо более сложный продукт, чем тот же сыр. А хороший сыр в России пока делать так и не научились. Что же говорить о рейтингах?

Вплоть до сегодняшнего дня кредитные рейтинги международных рейтинговых агентств продолжают использоваться при инвестировании средств федерального бюджета, средств страховых взносов на финансирование накопительной пенсии, поступающих в течение финансового года в Пенсионный фонд Российской Федерации, временно свободных средств государственных корпораций, государственных компаний, накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих.

23 января этого года глава ВТБ Андрей Костин на Всемирном экономическом форуме в Давосе предложил перевести банковское регулирование с целью оценки рисков на национальную рейтинговую шкалу. В настоящее время из-за различия в рейтингах развитых стран и России банк из развитого государства тратит в несколько раз меньше капитала, чем российский. «Чтобы ликвидировать это несоответствие, можно было бы учитывать при расчете капитала национальную шкалу рейтингов, которые будут даваться нашими рейтинговыми агентствами и которые будут, безусловно, выше по национальной шкале, чем по международной, — предложил Костин. — Тогда это позволит высвободить значительное количество капитала для банков и в то же время создать более, на мой взгляд, справедливую систему учета капитала».

Развитие национальной рейтинговой индустрии в России — стратегически важная задача даже без привязки к санкциям. Первый шаг был сделан в 2015 году при создании АКРА, но пока сфера использования национальных рейтингов остается ограниченной. Соответственно, количество компаний, получивших рейтинги, пока невелико. Если расширить сферу применения национальных рейтингов и начать использовать их для регулирования капитала в соответствии с требованиями «Базеля III», то рейтинговая индустрия получит новый импульс для развития, а количество оцениваемых заемщиков и эмитентов существенно вырастет.

Это не только позволит высвободить банкам капитал, поскольку, в отличие от международных агентств, чьи рейтинги имеют только ведущие и крупнейшие российские компании, отечественные агентства смогут охватить гораздо более широкий круг клиентов. Это также поможет банкам и регулятору усовершенствовать систему управления рисками и добиться большей унификации знаний о кредитном качестве клиентов. Многие небольшие предприятия не имеют международных рейтингов, еще хуже приходится оборонным предприятиям, особенно санкционным — рейтинги международных агентств они не получают. Все эти компании могут получить российские рейтинги, если они станут признанными в России. Это облегчит кредитование таких компаний банками, снизит риски кредитования, позволит сделать финансовую систему страны более прозрачной и понятной.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также