Как ЦБ России инфляцию таргетировал

Понедельник — время поговорить о рубле! В известном смысле понедельник начинается в субботу, ну, потому как в пятницу провел свое заседание наш Центробанк. Так что сегодня первый рабочий день после решения регулятора. Что-то для себя игроки, участники рынка должны были за субботу и воскресенье понять. Поняли они что-то, а с ними и обыватели — вскрытие, как говорится, покажет.

Что оно — вскрытие — может показать?! Во-первых, решительности ЦБ опять не хватило для понижения ставки. Ибо есть удобная отговорка: выросли инфляционные риски! ЦБ вообще убрал из стейтмента фразу о возобновлении снижения ставки на одном из ближайших заседаний. Это все было ожидаемо. Компенсировал жесткость в отношении ставок ЦБ смягчением риторики вообще. Это мы анализируем стилистику стейтмента ЦБ, т. е. официального заявления после заседания, в стиле западных деловых медиа.

По сути, на раздаче мы имеем мизер с пятью тузами, и это, во-вторых, мы еще больше привязали себя к ценам на нефть, и это есть факт, мсье Дюк, как говорил герой любимого советского вестерна. Сегодня даже внутренние факторы для российского рынка неактуальны. Тот же период налоговых выплат уже в самом разгаре, однако наша валюта полностью повторяет динамику цен на нефть! Это очень грустно.

Важно понимать, что ЦБ, скорее всего, вообще предпочтет снижению ставок пополнение резервов, если вдруг рубль будет и дальше укрепляться. Т. е. в какой-то момент скупать валюту на рынке регулятор таки начнет, если нефть будет расти и дальше. А вот в этом есть сомнения: игра на сырьевом рынке далеко еще не закончена.

Крайне любопытно, как теперь пройдут переговоры членов ОПЕК и других нефтяных стран. Так получилось (будем считать, случайно), что встреча эта пройдет после всевозможных заседаний мировых ЦБ, и это хорошо. Так более ли менее стало понятно, что сделают со своими валютами главные мировые ЦБ, есть чем ответить.

Учитывая все эти обстоятельства и те комментарии, которые сделал наш ЦБ, то, что он заложил в окончательный вариант базового сценария более низкую цену на нефть, ожидать монетарных стимулов от регулятора не приходится. Т. е., как и раньше, ЦБ помогать экономике не видит смысла, а главным долгом своим видит задачу утрамбовать инфляцию до обещанных 4% или около того. В то, что она, инфляция, будет, как раньше обещал Банк России, 4% в 2017, теперь мало кто верит, да и ЦБ уже указывает на обстоятельства, которые могут этому помешать. И помешают, добавлю от себя.

Таким образом, один из выводов, и он до сих пор актуален, заключается в том, что будущее российской экономики пока в руках игроков на сырьевом и мировом валютном рынках. Тот набор стимулирующих мер, который дорабатывают наши экономические ведомства, даже если на него найдутся деньги, локально сможет ситуацию исправить, но в целом куда более важной и злободневной проблемой является набор внешних рисков, и об этом говорит сам ЦБ.

Так что, сможет ли российская экономика выйти уверенно из рецессии в ближайшее время, мы сможем сказать, после того как поймем судьбу американской, китайской и европейской экономик.

Читайте также