«Лукойл» хочет продать активы в Латвии и Литве из-за антироссийских настроений

Нефтяная компания «Лукойл» выставляет на продажу свои активы на территории Литвы и Латвии. Такое решение президент «Лукойла» Вагит Алекперов объяснил возросшими в этих странах антироссийскими настроениями.

«Есть ряд стран, где мы испытываем сложности, — рассказал Алекперов. — В их числе Украина, где мы были вынуждены продать свои активы, хотя они были одними из лучших».

«Мы продали активы в Эстонии. Сегодня мы выставили на продажу наши активы в Литве и Латвии, там, где достаточно серьезные антироссийские настроения, поэтому совет директоров принял решение выйти из этих стран», — заявил Алекперов.

Стратегия «Лукойла» не предполагает расширения в Европе в ближайшие годы, подчеркнул он. «Мы утвердили в стратегии расширение только в сегменте геологоразведки и добычи нефти. Мы считаем, что система, созданная компанией в downstream, нефтепераработке и реализации нефтепереработки, — она сегодня обеспечивает наши потоки», — добавил глава крупнейшей частной нефтяной компании России.

В Латвии у компании 59 заправок (семь процентов розничного рынка), в Литве — 115 заправок (18 процентов рынка).

Летом 2015 года эстонская топливная компания Olerex приобрела 100% акций дочерней компании «Лукойла» в Эстонии Lukoil Eesti AS, которой принадлежит 37 автозаправочных станций. «Лукойл» также продал свой бизнес на Украине. Австрийская AMIC Energy купила 240 АЗС и шесть нефтебаз.

«Дочке» «Лукойла» в Нидерландах Lukoil Europe Holdings принадлежит 100% акций Lukoil Baltija, которая владеет сетью АЗС в Латвии и Литве. При этом расставаться с активами в Турции, где у «Лукойла» есть сеть АЗС и морские терминалы, компания пока не планирует.

«Наши заводы в Болгарии и Румынии ориентированы на турецкий рынок, у нас волгоградский завод ориентирован на экспорт, особенно дизельного топлива. Пока острые политические вопросы на бытовой уровень, как это было на Украине, не опустились», — отметил Алекперов.

По его словам, у компании ​нет эксцессов на наших станциях с турецким населением. «В Турции пока ни потерь бизнеса, ни негативного отношения населения мы не чувствуем», — пояснил он.

Читайте также