Время уже почти не деньги

Очень плохо я всегда относился к микрокредитованию — не к конкретным компаниям или людям, которые там работают, а к самому институту. Мне все время казалось, что придумано оно специально, чтобы обидеть и без того обиженных. В первую очередь стариков, которым не дают деньги в банке, но у которых еще есть много ценного, кроме пенсии, на что могли бы наложить лапу жадные кредиторы.

И еще слишком жива в памяти мамина история, как она ради того, чтобы у одних мошенников купить ненужное барахло с обещанием непременного выигрыша, заняла у микрофинансистов около ста тысяч рублей. История та закончилась хорошо для мамы и нехорошо для моих финансов, так что обиду я затаил, конечно.

Но вот Банк России при поддержке Роспотребнадзора решил в очередной раз попробовать ограничить «грабительские» проценты, которые микрофинансовые компании имеют со своих заемщиков. И я понял, что хочу посчитать, сколько будут стоить микрозаймы по новым правилам.

Согласно подготовленным Центробанком поправкам в законы «О потребительском кредите (займе)» и «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» ставка по потребительским кредитам будет ограничена 1% в день. Впрочем, предполагается, что эта норма заработает только с середины следующего года, с 1 июля. Если закон примут и он вступит в силу раньше этой даты, будет действовать переходный период с ограничением ставки на уровне 1,5% в день. При этом на время переходного периода общий размер задолженности заемщика, включая проценты, штрафы и пени, не может превышать двух с половиной сумм основного долга, а с 1 июля 2019 года — двукратного размера. Напомню, что сейчас действует трехкратный лимит на сумму долга.

Немного о том, почему проценты «грабительские». Если считать сложный процент с ежедневной капитализацией, то даже предлагаемые ЦБ ограничения покажутся обычному человеку, привыкшему к банковским расценкам, дикими. 1,5% дневных — это больше 22 000% годовых. Один процент в день приносит микрофинансистам тоже внушительный доход: 3 678% годовых.

Здесь важно отметить: микрофинансовый бизнес предполагает, что человек берет немного и заведомо подъемную к отдаче сумму на короткий срок (как правило, на месяц), до зарплаты. То есть где-то на месяц. И капитализация процентов там может быть более сложная и щадящая — не ежедневная, например, а еженедельная. Или месячная. Форс-мажоры, конечно, бывают у всех, но важно, что по небольшим долгам легко перекредитоваться или даже занять у знакомых. Поэтому чаще всего невозвраты позволяют себе, как правило, злонамеренные неплательщики.

Чтобы долг при ставке 1% в день вырос вдвое, надо допустить отсутствие платежей в течение 70 дней. Для ставки в 1,5% долг вырастет в два с половиной раза еще быстрее — за 62 дня, то есть за два месяца. Эти сроки небольшие, их можно пропустить, даже нечаянно попав в больницу. Но долго лежать в больнице даже с тяжелым заболеванием (скажем, инсультом) не дадут. Поставят на ноги и отправят домой — благо медицина у нас в некоторых местах еще бесплатная (шутка). Да и сам заемщик особо не расположен разлеживаться по больницам. Надо же платить поскорее, проценты-то капают.

И вот именно в этом месте меня начали одолевать сомнения. Ведь что заемщика стимулирует побыстрее проводить оплату? Угроза того, что проценты накапают и долг вырастет еще больше. А если ты не платишь два месяца из-за форс-мажора и потом вдруг тебе перестают начислять проценты, потому что размер долга уже вдвое превысил тело кредита, что будет стимулировать отдать долг? Совершенно ничего не будет, кроме совести. Это значит, что при достижении двухмесячной просрочки по кредиту шансы на его быстрый возврат станут весьма низкими и образуется большая статистическая «яма»: так как не будет никакой разницы, что ты сейчас отдашь эти деньги, что через год. С учетом инфляции последний вариант даже предпочтительнее.

Что делать, чтобы такого не происходило? Возможно, следует еще больше снизить лимит для дневной ставки — скажем, до 0,5%. В этом случае задолженность вырастет вдвое за 139 дней. Четыре с половиной месяца — срок куда менее «молниеносный», чем два. Мне кажется, что и кредиторам это будет выгоднее в том смысле, что у заемщиков будет больше времени на уплату долга: формула «время — деньги» вновь наполнится реальным содержанием. Поэтому они могли бы взять на себя добровольные обязательства соответственно понизить ставки.

Боюсь только, сами микрофинансисты в это не очень-то поверят…

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также