Смена модели: почему банки снижают свою роль в экономике

Российская экономика, возможно, переходит от континентальной модели финансового рынка, где большую роль играют классические банки к англосаксонской модели. В ней превалирует инвестиционный бизнес. В российской экономике всегда преобладала так называемая континентальная модель финансового рынка. В этой модели ключевую роль в перераспределении финансовых потоков играют классические банки. В противовес ей существует англосаксонская модель, для которой основной упор делается на небанковские финансовые организации: от инвестбанков до брокеров и различных фондов.

Несмотря на усилия многих игроков и заинтересованность регулятора, последние несколько лет ситуация с расстановкой сил на рынке усугублялась: фондовый рынок с трудом восстанавливался после кризиса 2008 года, рынок акций откровенно стагнировал. Сейчас ситуация начала пусть медленно, но меняться.

На смену традиционному механизму, при котором депозиты населения и бизнеса в банках возвращаются обратно в экономику в виде кредитов, приходят более сложные и многогранные схемы. Так, в недавнем докладе Банка России «Финансовое обозрение: условия проведения денежно-кредитной политики» прямо говорится о том, что «растущая конкуренция за клиента между участниками финансового рынка в последние годы привела к усилению рыночных позиций финансовых организаций, предлагающих нишевые продукты». По данным ЦБ, именно небанковские финансовые организации (от инвестфондов и микрофинансовых организаций до страховых и лизинговых компаний) обеспечили значительную часть финансовой активности на рынке. И даже банковские кредиты шли в первую очередь таким финансовым организациям. При этом кредитование реального сектора экономики падает: в прошлом году, по данным ЦБ, общий объем займов бизнесу снизился на 9,5% до 30 трлн рублей.

Сложности в отношениях с банками испытывают не только предприятия, но и физлица. Они, во-первых, все меньше доверяют банкирам – сказывается непрекращающаяся кампания по очистке банковского рынка, в ходе которой лицензий лишилось уже более трехсот игроков. Во-вторых, по мере снижения инфляции сокращаются ставки по депозитам: если в начале 2016 года средневзвешенная ставка по депозитам физлиц сроком до года составляла 8,2%, то по итогам марта 2017 года уже 5,91%.

Сказывается и сформировавшийся в системе так называемый структурный профицит ликвидности: с начала года долг банковской системы перед ЦБ сократился с 2,7 трлн рублей до 1,5 трлн рублей, при этом объем средств, которые банки держат на счетах регулятора, стабильно составляет 2,9-3,1 трлн рублей. Другими словами, в системе накопился условный «излишек» денег, благодаря которому банки могут не конкурировать за клиента высокими ставками по вкладам.

На этом фоне и происходит оживление небанковского сегмента финансового рынка. Рынок растет — пусть неравномерно, но впечатляющими темпами. Например, по данным Национального рейтингового агентства, двадцать крупнейших управляющих компаний в 2016 году смогли нарастить объем активов до 4,4 трлн рублей – это больше значений 2015 года почти на 30%.

Многие компании смогли показать впечатляющую динамику, собрав под управлением средства пенсионных фондов, но рост рынка обусловлен и появлением новых розничных клиентов. С этой точки зрения впечатляет рост сегмента паевых инвестиционных фондов. Начиная с 2008 года, рынок почти ежегодно показывал отток средств. На сегодня динамика принципиально иная: в 2016 году, по данным Investfunds.ru, приток средств в ПИФы составил 13,5 млрд рублей, с начала этого года — уже 16,8 млрд рублей. Средства, которые привлекают управляющие компании и фонды, все активнее инвестируются внутри страны.

Банк России указывает, что происходит улучшение макроэкономической ситуации внутри страны, что сказывается на активах паевых фондов: за 2016 год доля российских акций и облигаций в их активах увеличилась с 56% до 72,6%. Восстановление рынка после кризисов 2014-2015 года отражается и на заработках управляющих компаний. По данным «Эксперт РА», в 2016 году топ-20 УК увеличили среднюю выручку от управления на 72% — до 1,1 млрд рублей, причем наиболее высокие темпы прироста (+35% по показателю средней выручки на 1 млн рублей активов) продемонстрировали розничные управляющие.

В своем докладе Банк России отмечает рост числа людей, напрямую выходящих на фондовый рынок через небанковские финансовые организации. Что самое важное – приходят они в принципиально иных условиях, а не в период бума фондового рынка, который был до кризиса 2008 года.

Связано это с изменением всей инфраструктуры рынка, а также с тем, что сегодняшний период, наверное, один из самых уникальных для физлиц с точки зрения многочисленных льгот.

Еще в 2015 году заработал инструмент индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), позволивший благодаря существенным льготам сделать интересным вложения в акции и облигации. В этом году число открытых ИИС превысило отметку в 200 000 счетов. А в марте 2017 года Госдума освободила частных инвесторов еще и от уплаты НДФЛ с купонного дохода по облигациям российских эмитентов. Едва ли этим законодательное стимулирование инвестиций на фондовом рынке остановится, поскольку еще раньше, в декабре прошлого года, Банк России предлагал распространить эту льготу еще и на граждан, вкладывающих в инвестфонды.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также