Книги подорожают на 30%: с какими проблемами столкнется издательский бизнес

Литературный обозреватель Forbes Life Наталья Ломыкина поговорила с издателями о том, с чем в ближайшее время столкнется отечественный книжный рынок, почему возможный дефицит бумаги и импортных комплектующих материалов может серьезно увеличить себестоимость книг, а культура отмены лишит нас иностранных бестселлеров

Дефицит комплектующих
В начале марта крупные поставщики мелованной бумаги — финская компания Sappi, финско-шведская Stora Enso, польско-шведская Arctic Paper — сообщили российским издательствам о приостановке работы в России. Несмотря на то, что вице-президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России Андрей Фролов опроверг информацию о возможном дефиците, опрошенные Forbes Life издатели ожидают кризис на рынке и утверждают, что, помимо роста цен на бумагу, существенно вырастут и затраты на импортные материалы, в том числе комплектующие для типографий. Российский книжный союз (РКС) в начале марта направил в Минцифры обращение с перечнем мер поддержки отрасли (документ есть в распоряжении редакции. — Forbes Life), где просит среди прочего временно отменить таможенные сборы на ввоз мелованной бумаги, ввести субсидирование пониженной кредитной ставки на обновление технической базы для полиграфических компаний, отменить таможенные сборы на ввоз полиграфического оборудования.

Дефицит полиграфических мощностей, по мнению издателей, означает сокращение выпуска книг более чем на 20%. Кроме того, по внутренним оценкам холдинга «Эксмо», отечественные производители бумаги на сегодняшний день могут обеспечить максимум 75 000 тонн мелованной бумаги в год, тогда как книгоиздатели оценивают свои потребности в 200 000 тонн. Это означает, что в первую очередь перестанут выходить иллюстрированные книги. По той же причине с проблемами столкнутся и глянцевые журналы — те немногие, которые пока остались в России.«За последнее время цены на производство выросли вдвое и будут расти, — рассказала Forbes Life главный редактор детского издательства «Белая ворона» Ксения Коваленко. — Цветные книги станут особенно дорогими. Расчет в типографии, который нам сделали утром, вечером уже недействителен. Типографии повышают цены на книги, за которые уже была внесена предоплата».

По словам Коваленко, скоро возникнут проблемы с печатью цветных книг, для создания которых использовалась импортная бумага: «Если аналоги бумаги можно найти в Китае, то краски и другие расходные материалы, а также станки, которые их обслуживают, найти невозможно. А ведь книгу надо не только напечатать, но и сшить, склеить. Цены на материалы меняются каждые три часа, мы не можем толком ничего посчитать. Иногда мы печатаем в типографии Латвии, но оплаченные тиражи не стали даже печатать, потому что не могут провезти их через границу».

«Типографские материалы иностранного производства закончатся буквально завтра — иностранные бумаги, краски, фольга, фурнитура и т.д. Купить их можно лишь по курсу, опережающему текущий курс, по предзаказу за несколько месяцев. А российские материалы зачастую условно российские, так как составляющие их тоже не всегда наши. Цены держатся ровно один день, не успел заказать сегодня — завтра будет дороже», — подтверждает слова коллеги Ольга Киселева, руководитель редакционных групп издательства МИФ.«На книжном рынке начался кризис, — констатирует Сергей Рубис, директор департамента художественной литературы издательства АСТ. — Среди основных рисков: курс валют, который тянет за собой рост себестоимости книги, и зарубежные договоры: приходят отказы от западных коллег, а те контракты, по которым нет отказов, заключены в валюте, и по ним остро встает вопрос рентабельности».

Рубис отметил, что целлюлоза традиционно привязана к валюте и резкий скачок курса доллара сразу же отразился на всей индустрии. «Кроме того, ряд партнеров, например из Финляндии, прекратил поставки бумаги в Россию. Но это пережить можно — это только часть бумаги, наверное, получится ее заменить имеющимися своими запасами. Однако все эти факторы найдут отражение в росте цен на книги и в сокращении тиражей».

Что будет с тиражами?
Пока издатели намерены действовать достаточно гибко. Директор «Фантом-Пресс» Алла Штейнман рассказала, что в издательстве решили не сокращать тиражи на проверенные бестселлеры. «И не по причине оптимизма, а как раз наоборот. Смогут ли типографии работать в прежнем бесперебойном режиме, никто предсказать не может. Будет ли в доступе бумага и другие полиграфические материалы? Как сильно будут расти цены? Точных ответов ни у кого нет. Поэтому пусть лучше наши главные надежные книги полежат на складе, чем мы вообще останемся без них. Продавать, конечно, будем гораздо дольше, но этот процесс затаривания чем-то напоминает судорожные закупки наиболее нужных продуктов и лекарств — мы запасаемся надежным товаром, которым можно будет торговать в тяжелые времена».

Тиражи на совсем новые книги в «Фантоме» урезали на 30–40%. «Возможно, надо было снизить на 50%, но пока рука не поднимается», — говорит издатель. Некоторые новые книги и допечатки передвинули на осень.

В сегменте нон-фикшена тиражи некоторых книг даже выросли, поскольку на них в новых реалиях большой спрос. Например, книгу Виктора Франкла «Сказать жизни «Да!» в конце февраля и в марте покупали так часто, что в «Альпине Паблишер» заказали дополнительный тираж. В целом же издатели нехудожественной литературы собираются действовать по плану, однако решение о печати той или иной книги теперь будет взвешиваться еще тщательнее.

Издатели детских книг существенно пересматривают стартовые тиражи новинок. Главный редактор «Альпина.Дети» Лана Богомаз рассказала, что если до 23 февраля стандартный тираж новинки в популярной серии «Лучший друг — Конни» составлял 5000 экземпляров, то сейчас это 1500–2000 экземпляров.

Цены на книги
Гендиректор издательства «Эксмо» Евгений Капьев рассказал, что в холдинге сначала пытались удержать цены на уровне 5-процентного повышения, но «когда курс доллара так летит в космос, эта задача невыполнима». Пока в самом крупном российском издательстве прогнозируют повышение цен на 20–30% за три месяца, пытаясь укладываться в 20%. Издатели хорошо понимают, что если цены резко вырастут, рынок может встать. Но утешают читателей тем, что «книжный рынок очень инертный, у нас очень много книг в розничных магазинах и они крайне медленно переоцениваются». Сейчас книги еще можно купить по старым ценам — особенно если искать их не в онлайн, а в обычных магазинах. Поэтому повышение цен издательствами будет компенсировано очень медленной реакцией розницы. По словам Капьева, в этом отношении книжный рынок плюс-минус устойчивый, в нем есть защита от резкого повышения цен.

«Мое решение — повышение цен проводить максимально медленно, надеясь, что доллар обратно отскочит и ситуация стабилизируется», — поясняет генеральный директор «Эксмо», а также подтверждает, что сейчас ценообразование в издательстве обсуждается каждую неделю и происходит фактически в ручном режиме.

Константин Лунь, директор по производству издательской группы «Альпина», согласен с тем, что книжному рынку помогает инерционность, поэтому в марте цены на книги сохранятся. Расходы на полиграфию не увеличатся по причине инерционности — в марте оплачиваются уже готовые проекты по ценам, сформированным в феврале. «Подорожание будет заметно с апреля. Затраты на конечный продукт при неизменной ситуации могут вырасти на 5–25%. Но это очень сложный показатель, он зависит, например, от среднего тиража, доли валютных затрат в правах и т.д. Например, если мы уменьшим средний тираж с 2500 до 1500 экземпляров, то стоимость за 1 экземпляр увеличится на 10–15% (ориентировочно) даже при неизменных расценках», — объясняет Лунь.

Однако инерционности цикла сильно мешает ценовая политика типографий. Алла Штейнман рассказывает, что типография повышает цены даже на книги, сданные в работу в январе-феврале. «Если в прошлом году цены на полиграфию повышались примерно раз в два-три месяца, то сейчас повышение будет каждую неделю. Свежий пример: за 5 дней прошлой недели цена на полиграфические услуги выросла на 22%! Одновременно с новой ценой в письме была приписка: срок действия цены 7 дней. Легко можно прикинуть, какая будет цена книги через месяц-два, если каждые 7 дней будет повышаться цена полиграфии и материалов».

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также