Как конфликт США и Китая из-за Тайваня рискует лишить весь мир привычных товаров?

Одной из главных тем лета в международных политике и экономике стала эскалация напряженности вокруг Тайваня — острова в 180 километрах от Китая, который Пекин считает своей территорией (а местные власти с этим не согласны). В начале августа Тайвань с официальным визитом посетила спикер Палаты представителей — нижней палаты Конгресса — США Нэнси Пелоси. Реакция Китая последовала сразу и заставила переживать многие страны — не только из-за возможного вооруженного конфликта с участием Вашингтона, но и из-за роли острова в глобальной экономике. Если ситуация будет развиваться по худшему сценарию, мир может столкнуться с нехваткой множества товаров, в первую очередь электроники, без которой сложно представить повседневную жизнь. Полет над бездной — в материале .

Возбудились
Визит Пелоси на Тайвань вызвал протесты Пекина еще на стадии планирования. Отдельные китайские чиновники использовали особенно воинственную риторику, а пропагандист местного телевидения Ху Сицзинь призвал (через заблокированный в Китае Twitter) вооруженные силы сбить самолет спикера Палаты представителей на подлете к острову. Председатель КНР Си Цзиньпин, в свою очередь, предостерег американского президента Джо Байдена от «игры с огнем». Однако поездка все равно состоялась и не привела к немедленной военной эскалации. Китайская армия провела масштабные учения у берегов Тайваня, не пересекая разделительную линию воздушного и водного пространства.

При этом Пекин уже принял несколько экономических мер в отношении бунтующего региона. Первым делом, еще до приезда Пелоси, были запрещены ввоз и продажа в материковой части страны продуктов питания 100 тайваньских брендов, в том числе цитрусовых, чая, меда и некоторых видов рыбы — всего около трех тысяч категорий. В обратном направлении временно запретили поставлять китайский песок. Кроме того, Китай ввел санкции по западному образцу в отношении двух тайваньских некоммерческих фондов, которые правительство КНР считает причастными к финансированию сепаратизма, и сотрудничающих с ними организаций.

Представитель китайских властей по вопросам Тайваня Ма Сяогуан заявил, что реакция Пекина приведет к краху правящей Демократической прогрессивной партии (ДПП) Тайваня, «ускорит коллапс нынешнего руководства острова, а также ввергнет данный регион в состояние большой катастрофы». Но в случае введения по-настоящему серьезных ограничений последствия ощутят не только Тайвань и его соседи, но и остальной мир, включая Китай.

Врозь
Экономика Тайваня начала формироваться после того, как в 1895 году остров по условиям мирного договора с китайской империей Цин (ею управляла одноименная маньчжурская династия) оккупировала Япония. Вскоре Токио начал активно инвестировать в развитие новой территории: строились железные дороги, фабрики, заводы, оборонные предприятия. Так была заложена индустриальная база, которой Тайвань пользуется до сих пор.

После поражения Японии во Второй мировой войне остров ненадолго вернулся в состав Китайской республики, как тогда назывался материковый Китай. Однако в стране шла гражданская война между коммунистами и националистами, сплотившимися вокруг партии Гоминьдан и ее лидера Чан Кайши. Последние в итоге проиграли, и Чан Кайши с соратниками перебрались именно на Тайвань. При этом они называли свой новый дом «Китайская республика» и заявляли о притязаниях на всю территорию Китая. Официальный Тайбэй не отказался от этой риторики вплоть до наших дней (Пекин, в свою очередь, регулярно заявляет о намерениях воссоединиться с бунтующим островом). До 1971 года Тайвань занимал место в Совете Безопасности ООН. Материковый Китай после окончания гражданской войны стал называться Китайской народной республикой (КНР).

С 1950-х Тайбэй упорно противопоставляет себя старшему соседу, утверждая, что является «настоящим» и «нормальным» Китаем, живущим по законам демократии и рыночной экономики. «Демократия — это свобода, свобода, которая не посягает ни на свободу, ни на права других. Свобода, которая поддерживает строгую дисциплину и делает закон своей гарантией и основой ее осуществления. Только это и есть настоящая свобода, только это может произвести настоящую демократию», — говорил Чан Кайши. Одновременно он осуждал коммунизм: «Коммунистическая партия Китая — не природное китайское явление. Она — порождение Советского Союза. Будучи по своей природе несовместимым с достойным человека образом жизни и, в частности, с китайским укладом, коммунизм в Китае как отпрыск советского коммунизма был вынужден в ранней стадии своего развития паразитировать на теле Гоминьдана для (…) развязывания классовой борьбы».

В действительности же власти долгое время подавляли инакомыслие и оппозицию, применяли строгую цензуру и не спешили бороться с коррупцией. Политический строй того времени можно охарактеризовать как военную диктатуру: на протяжении 38 лет на острове действовало введенное в 1949-м военное положение (самое долгое в истории). Ситуация не сильно отличалась от происходившего на материке, где правил предводитель победившей в гражданской войне Коммунистической партии Мао Цзэдун. Еще большее сходство с происходящим в КНР придавали плановый характер тайваньской экономики в 1950-х годах (при всем внешнем неприятии коммунизма Чан Кайши) и упор на сельское хозяйство.

По-своему
Тем не менее в отличие от Китая, где инициированная Мао политика «большого скачка» вместо роста привела к упадку и массовому голоду, островным властям удалось построить систему, поспособствовавшую тому, что экономисты впоследствии назвали «тайваньским чудом». В 1953-м правительство провело сразу две масштабные реформы: ввело четырехлетки (по аналогии с советскими и китайскими пятилетками), а также выкупило значительную часть сельскохозяйственных земель у крупных аграриев и передало в собственность крестьянам под девизом «Каждому пахарю — свое поле». Благодаря этим изменениям на Тайване сформировался класс фермеров.

Изменчивая политика США стала для Чан Кайши дополнительным стимулом построить устойчивую и не зависящую от внешней помощи экономику. Вашингтон пристально следил за развитием советско-китайских отношений, и когда в начале 1960-х в них наметился раскол, поспешил воспользоваться этим для ослабления Москвы. Прежде признававший существование только одного «настоящего» Китая, Белый дом начал налаживать отношения, в том числе торговые, и с Пекином.Вслед за сельским хозяйством Тайвань начал развивать легкую промышленность, воспользовавшись сохранившейся со времен японского правления инфраструктурой. С самого начала производство было ориентировано на экспорт, а главными рынками сбыта стали США и Япония. Правительство запустило масштабную программу обучения специалистов за рубежом, а также занялось привлечением иностранных инвестиций, в первую очередь американских. За 15 лет с 1951 по 1965 год их общий объем составил 3,5 миллиарда долларов, включая военную помощь.

Прорвались
Еще одним шагом стало учреждение «Корпорации развития Китая», через которую направлялись субсидии малому и среднему бизнесу. В общей сложности за несколько лет они составили 1,8 миллиарда долларов, что по тем временам было существенной суммой. В конце 1950-х зарубежным банкам разрешили открывать филиалы на Тайване, что также поспособствовало финансированию частных коммерческих инициатив: благодаря конкуренции в банковском секторе ставки для заемщиков снижались.

Результатом изменений стало радикальное увеличение числа частных предпринимателей в различных сферах экономики. За те же самые 15 лет, с 1951-го по 1965-й, их количество в промышленности, сельском хозяйстве и сфере услуг выросло более чем втрое — с 68 до 228 тысяч. Власти были нацелены на последовательное решение двух главных задач: сначала импортозамещение и обеспечение внутреннего спроса собственной продукцией, затем — развитие экспорта. Авторитарная политическая модель, предусматривавшая широкое вмешательство государства в экономику, позволяла концентрировать скудные — особенно природные — ресурсы в отраслях, развитие которых правительство считало приоритетным.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также