«Придут до конца года». Кто займет место европейских автогигантов в России

Иранский автопром намерен вернуться в Россию. Крупный автопроизводитель Iran Khodro несколько раз пытался закрепиться на российском рынке, но безуспешно — модели сильно уступали европейским аналогам. Сейчас западные компании ушли, и у Тегерана появился шанс. Первые поставки ожидают до конца года. Что это за машины и будет ли на них спрос — разбиралось .

«Печка – ураган»
Топ-менеджер Iran Khordo Мехди Хатиби заявил, что компания планирует наладить экспорт в Оман, Ирак и Азербайджан. Но приоритетное внимание уделят России.
Россияне уже знакомы с иранским брендом. Седан Samand, построенный на базе Peugeot 405, продавался в стране в середине 2000-х. Внешне он почти не уступал «французу», зато стоил значительно дешевле. Тем не менее популярности не обрел: модель считалась устаревшей, за несколько лет реализовали всего около 12 тысяч экземпляров.

Несколько объявлений по продаже Samand можно встретить на площадках Avito и Авто.ру. Цены на подержанные машины — от 90 до 200 тысяч рублей. Опыт владения автомобилисты описывают так: «Печка — ураган, главное — менять фильтры, и все будет хорошо. Кондиционер — супер, за шесть лет ни разу не заправлял. Кузов оцинкованный, не надо бороться с прогнившими порогами. Практически все от Пежо 405, некоторые запчасти от 306».
Помимо Samand, в Россию могут привезти седан Tara, который представили на выставке в Москве «Интеравто — 2021». Это не что иное, как копия Peugeot 301. Конкурентом иранской модели называют Lada Vesta — у них схожие характеристики и габариты, но у «иранца» более вместительный багажник. Год назад стоимость авто оценили в 1,1 миллиона рублей за максимальную комплектацию с «автоматом», но сейчас цена может быть выше.
Руководитель группы «РусИранЭкспо» Татьяна Свешникова несколько месяцев прожила в Иране и отметила, что на местных дорогах в основном встречаются автомобили выпуска начала двухтысячных. «Они не оснащены всевозможными опциями, но довольно качественные. Однако в этом году я видела уже новые модели с интересным симпатичным дизайном. Поэтому допускаю их успешное вхождение на российский рынок», — говорит она.
Сами иранцы предпочитают ездить на машинах производства своей страны, поскольку за иномарки нужно платить стопроцентную пошлину.

Сегодня сформировалась благоприятная ситуация для продаж иранских автомобилей в России, подчеркивает в беседе с РИА Новости независимый эксперт Дмитрий Попов. «Они были представлены и до введения санкций. Пусть и не массово, но своего покупателя находили. Сложно сказать, как пойдет дальше, но сейчас хорошие условия для сотрудничества», — отмечает он.По словам Попова, насчет запчастей и сервиса беспокоиться не стоит, поскольку «все автомобили в мире делают на унифицированных платформах».

«Могут быть аналоги хороших или не очень хороших производителей, но запчастей хватит. Недавно я менял на своей машине ступичные подшипники, и мне предложили на выбор шесть — семь вариантов. Да, они стоят подороже процентов на 20-25, однако они есть. И с логистикой проблем не будет. Тем более иранцы должны сами об этом позаботиться», — рассуждает эксперт.Что касается обслуживания, то этим должны заинтересоваться российские предприниматели, а значит, необходима хорошая реклама автомобилей. В любом случае все это постепенно можно наладить, убежден Попов.Автоэксперт Егор Васильев смотрит на появление иранских машин с меньшим энтузиазмом: «Они могут претендовать на какой-то спрос, если цены будут на уровне «АвтоВАЗа» или чуть ниже. Покупателям необходима уверенность в наличии нормального долгосрочного сервисного сопровождения, а для этого нужно прожить на рынке не год или два, а минимум три — пять. Придется потерпеть убытки, но после этого они способны стать значимым игроком».Специалисты сходятся во мнении, что главная проблема для Ирана — китайские автомобили, которые уже несколько лет успешно продаются в России.Стенд компании Geely (Китай) на Московском международном автомобильном салоне — РИА Новости, 1920, 17.08.2022

«По уровню технологий, инженерии и дизайна Китай обошел даже некоторых европейцев. Они не связаны стилистическими условностями и давно перекупили огромное количество специалистов из Европы, которые эффективно внедряют свои идеи и технологии. Кроме того, по сравнению с западными это относительно дешевые машины», — говорит Васильев.Чтобы побороться с КНР, Ирану придется представить принципиально другой модельный ряд, нужны новые типы кузовов, особые опции, указывает Попов. «Пока у китайских производителей все же остаются проблемы и странные конструктивные решения. Они часто копируют не самые свежие модели не с лучшими характеристиками», — поясняет он.Поэтому, если иранцы перекроют эти недоработки китайцев, то смогут вполне успешно представить себя на российском рынке, заключает эксперт.

В июле Владимир Путин встречался с иранским коллегой Сейидом Ибрахимом Раиси. Визит был плодотворным: стороны договорились о многостороннем сотрудничестве от легкой промышленности до авиации и автомобильного сектора. Иран давно живет под различными санкциями, которые то ослабляли, то снова усиливали. И этот опыт может пригодиться России.
«В прошлом году наш товарооборот вырос на 81 процент, а за первые месяцы текущего года — еще на 31 процент. Наши отношения носят действительно глубокий, стратегический характер», — сказал российский лидер.
Президент РФ Владимир Путин, президент Ирана Эбрахим Раиси и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в Тегеране — РИА Новости, 1920, 17.08.2022

Президент России Владимир Путин, президент Ирана Эбрахим Раиси и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в Тегеране
Тегеран готов экспортировать в Россию детали и оборудование для самолетов, произведенные в Иране, а также ремонтировать российские авиалайнеры. Может заместить ушедших западных производителей бытовой химии, средств гигиены и медицины. Причем иранские лекарства уже идут в страну по линии Pfizer и Sanofi — продажи составляют порядка 82 миллионов долларов.
Москва и Тегеран договорились ввести бартер для облегчения торговли: Иран будет импортировать сталь, а экспортировать — автомобильные запчасти и газовые турбины. Несколько иранских компаний уже подписали соответствующие контракты, сообщил министр торговли и промышленности Сейед Реза Фатеми Амин.
Сотрудничество развивается и в финансовом секторе. Заместитель главы МИД по экономическим вопросам Мехди Сафари допустил подключение Ирана к платежной системе «Мир». Сейчас торговые операции двух стран ведутся в национальных валютах.
Таким образом, в ближайшее время в России может появиться множество иранских брендов. Раньше у них была серьезная конкуренция, а теперь направление стало более перспективным. Россиянам нужны автомобили, лекарства, стройматериалы и технологии. Поэтому спрос прогнозируют высокий.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также